Сцена и дети

Режиссер Юрий Грымов — о том, сможет ли театр отвоевать у интернета подрастающее поколение.

426

Единственное, чем живет человек как человек, — это культура. Ну и религия еще, наверное. Правда, мы иногда забываем, что под словом «культура» подразумеваются не только некие центры — кино, театры, музеи. Культура проявляется во многом другом, мы живем в пространстве, которое без самых разнообразных элементов, без многочисленных проявлений культуры превратилось бы для нас в вакуум, где жить невозможно.

Театр действительно способен серьезно влиять на человека, его способность рассуждать, составлять собственное мнение, отстаивать его. И с этой точки зрения, конечно, детские театры играют важнейшую роль.

Правда, есть одна деталь, которая важна для понимания того, как сегодня театр выстраивает отношения с детской аудиторией. Вот, сообщили нам, что в стране 183 детских театра. В Москве из 82 театров детских — 22. Много это или мало, не берусь судить. Но имейте в виду вот что: нет практически ни одного «взрослого» театра, где не шли бы детские спектакли. Причем, как правило, с большим успехом. Тут играет роль тот факт, что родители сегодня озабочены культурным воспитанием своих детей куда больше, чем своим собственным. И есть семьи, которые регулярно водят детей в театр, в то время как сами не имеют никаких с ним личных отношений.

И еще: самая уязвимая, самая тонко чувствующая детская аудитория — это подростки 14–18 лет. И очень жаль, что эту аудиторию нынешний отечественный театр не способен отвоевать у интернета и кино. Для подростков в театре сегодня нет почти ничего интересного. Все свои проблемы, все конфликты эти ребята разрешают либо в Сети, либо на улице и все шишки в процессе взросления набивают именно там.

Отчасти мне понятно, почему так происходит. Возможно, потому что сегодняшние дети настолько избалованы всевозможными зрелищами, что театр с его собственным языком уже далеко не каждому понятен. Эта проблема, кстати, касается и взрослой аудитории. И способ противостоять массовой культуре тут один: предлагать, простите за стиль, конкурентный продукт, качественный как с точки зрения содержания (то, что ребенок-подросток видит на сцене, должно быть как минимум интересно, это должно волновать), так и с точки зрения уровня зрелищности: это должно выглядеть круто! Спектакль надо уметь создавать, и тут, конечно, приходится прилагать огромные силы, чтобы сотворить на сцене волшебство. Мне вон до сих пор иногда снятся мои динозавры из «Затерянного мира», которых мы делали полгода — и, наверное, не зря так мучились, потому что спектакль в театре «Модерн» идет с большим успехом.

Творческие конкурсы, мастерские для детей и подростков — всё это, мне кажется, может принести серьезную пользу. Мы в театре «Модерн» всячески поощряем деятельность детской театральной студии. Потому что все эти усилия, переплетаясь друг с другом и с детскими судьбами, как раз и создают ту культурную материю, которая завтра будет держать наше общество на плаву.

Отдельная тема — деньги на реконструкцию и ремонт. Частично эту проблему театры могут решать сами, но серьезный ремонт или качественная реконструкция — это уже такие затраты, которые без посторонней помощи не потянуть. И я очень рад, что в данном случае помощь, которую получают театры, — не посторонняя, это помощь заинтересованного государства.

Каждый раз, когда политики начинают говорить о театре и, вообще, о культуре, я, как правило, прислушиваюсь. Потому что, кроме дежурных лозунгов и плакатных заявлений, бывает, звучат и здравые мысли. Вот, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко встретилась с руководителями детских театров, выслушала их и пообещала помощь. Прекрасно.

Хорошо, что ей не нравится нынешняя система отчетности театров — она действительно громоздкая, на соблюдение ее правил уходит уйма сил и времени в ущерб главным задачам. Главное — чтобы интерес государственных чиновников к культуре не перерастал в руководящий порыв. Потому что в таком случае неизбежен конфликт. А от него страдает в первую очередь зритель. Хотя, справедливости ради, за последние годы я почти не встречался с такими случаями. Театр сегодня — это территория свободы. И это то главное, что привлекает зрителя. Это то единственное, на что сегодня может отреагировать молодежь.

А те слова Валентины Матвиенко, за которые зацепились журналисты: «Думайте об эстетике! Помойте полы, пусть будет бедненько, но чисто», — ну, пусть, ладно, если по-другому пока никак. Пусть будет бедненько, пусть богато — главное не это; главное — пусть будет свободно.

Оригинал

Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ