«Живу, работаю и развиваю себя». Кировчанка, которая не видит с рождения, рассказала о своей жизни, воспитании детей, творчестве и соцсетях

Журналистка «Источника» отправилась на экскурсию в тактильный музей и пообщалась с экскурсоводом.

661

Передо мной чёрная штора, а за ней тёмное помещение, в котором нет света. Я сделала два шага, и моя экскурсия в «Невидимый мир» началась.

– Катерин, потрогайте стенку справа и идите вперёд. Не бойтесь, я вас веду, – уверенным голосом сказала руководитель музея Людмила Александрова, и мы начали передвигаться от одного экспоната к другому. Через несколько минут к нам подошла гид Татьяна: «Продолжу вести вас я. Я ничего не вижу как и вы, но вы скоро увидите свет, а я нет. Я с рождения незрячая».

Я понимала, что погрузилась в её мир, её привычную жизнь. Во время экскурсии мне удалось познакомиться с Татьяной поближе.

– Родилась в Стрижах в обычной семье. Родители из многодетных семьей. Мне сейчас 37 лет, и у меня двое детей. Как и все дети, я ходила в обычный садик. Я знала много песен и стихов, поэтому мне нравилось открывать книгу и начинать рассказывать «Мойдодыра», «Айболита». Когда встал вопрос о школе, то мама приняла решение отправить меня в 8 лет в специализированную школу для незрячих. Я закончила школу-интернат им. Островского в Нижнем Новгороде. Там были все условия для развития незрячих детей. Я могла выбрать, чем именно хочу заниматься. Я и пела, и танцевала, и шила, и вязала. Мне даже удалось съездить заграницу с музыкальным ансамблем. Я до сих пор люблю и песни петь, и стихи сочинять, и на гитаре играть, – рассказывала Татьяна пока я выполняла небольшое задание экскурсии.

В темноте я нащупала что-то холодное и жёсткое похожее на палку. Это была тактильная трость.

– Лёгкой жизни для незрячих нет, но жить можно. Я стараюсь жить полной жизнью. Взяв складную трость, я ездила покорять Петербург. Конечно, прибегаешь к помощи людей, так как не можешь прочитать табло. Доступного немного для нас. Без трости сложно ходить по улице. С помощью такой трости мы переходим дорогу. Попробуйте её взять и также пройти, – предложила мне экскурсовод.

Я вынула трость и подошла к Татьяне за инструктажем.

– Держите её впереди, чтобы чувствовать препятствия, которые могут встретиться вам на пути. Когда мы подходим к дороге, то можем слышать звуковой сигнал. Путь открыт, и мы можем идти. Перед тем как ступить на дорогу нужно взмахнуть тростью, показав водителю своё положение, – отметила она.

Рядом с импровизированной дорогой – картинная галерея. Незрячие не обделены возможностью наслаждаться искусством, поэтому здесь висят тактильные картины. Мы попробовали чувствовать картины на ощупь и угадать по формам произведения известных художников.

– Именно так мы можем «увидеть» картину. А описания читаем с помощью тактильного языка Брайля. Попробуйте дотрагиваться указательными пальцами, потому что они наиболее чувствительны, – давала указания Татьяна держа меня за руку.

На ощупь как мелкая тёрка, но если проводить не торопясь по каждой выпуклости, то по расположению точек в букве можно читать слова. Татьяна владеет и чтением, и письмом по Брайлю. На днях отправила эссе на тему тактильного языка для незрячих людей. Она борец не для себя, а для окружающих с этой же проблемой.

Наша экскурсия подошла к концу, и мы вошли в небольшую комнату, где зажгли светильник. Татьяна подошла к столу и нащупала пластмассовую коробочку в виде будильника. Нажала на кнопку и услышала: «Температура воздуха 22 градуса».

Людмила Анатольевна рассказала случай, когда была в восторге от умений Татьяне: «Таня ездит из Стрижей. Сейчас её сопровождает сынок или мама. Иногда мы её встречаем. Таня заходит в музей и говорит: «У меня авария! Юбка разошлась, дайте мне пожалуйста иголку с ниткой я сейчас зашью». Мы с администратором пошутили: «Да ладно, Тань! Сейчас в темноту пойдёшь там ничего не видно». Я ей дала иголку с ниткой, поскольку у неё дома специальные иголки, я ей в руки положила готовую к шитью иголку. Она села на диванчик и пока никого не было начала шить. Мы с администратором просто замерли в таком недоумении. А шлица разошлась прилично сантиметров на 15. Я надела очки и долго рассматривала. «Таня, сшито как на машинке!» А у самой слёзы наворачиваются».

– Я умею это благодаря хорошему обучению в специальной школе, – рассказала Татьяна. – У меня диплом медсестры по массажу. Я вышла замуж и родила сына. Потом решила, что мне в жизни чего-то не хватает. Поеду-ка я в Санкт-Петербург. Вот хочу и всё. Поступила на факультет коррекционной педагогики – Тифлопедагогика. Так сложилось, что я приехала обратно в Киров. Живу, работаю и развиваю себя. Выступаю на сцене с авторскими песнями, играю на гитаре, сочиняю стихи. Воспитываю уже двоих детей. Как и все я пользуюсь телефоном. Сижу в социальных сетях. У меня программа экранного доступа, т. е. озвучка на экране. Это очень удобно.

Сколько незрячих в Кирове людей, никто точной цифры сказать не может. В обществе слепых раньше велся учёт, давали бесплатно квартиры. Сейчас этого нет, большинство людей просто сидит дома.

Пока мы общались, время пролетело не заметно. Нащупав «говорящие часы», Татьяна услышала: «17.00».

– Спасибо большое, я побегу собираться. А то нужно успеть сегодня на брови.

Перед уходом Татьяна вспомнила случай, который произошёл с ней и компанией детей.

– Меня спросил один мальчик: «А зачем вы красите ногти? Вы же всё равно не видите». – «Не вижу, но ты то видишь. Тебе приятно рядом со мной находиться?» – «Да!» – «Вот поэтому и крашу».


В невидимый мир окунулась Екатерина Пономарёва

Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ