«Не думал о героических поступках»

Интервью с героем наших дней.

1009

«Сделал то, что должен был», – скромно говорит Евгений Санников, востребованный питерский артист, который во время отдыха на реке в Вятских Полянах спас четверых человек, двоих взрослых и двоих детей. Евгений поделился, как всё происходило, а также рассказал о себе, семье и карьере.

– Начнём с событий в Вятских Полянах. Скольких людей вы спасли?

– В первый день, когда я приехал купаться, была девочка и два пенсионера. Сначала ребёнка вынес из воды, а потом по очереди бабушку с дедушкой, которые ринулись её спасать. Во второй день – парня. Его было довольно тяжело вытаскивать, так как он был далеко от берега. Там каждый день кто-то кричит о помощи. Очень опасная зона.

– Почему так происходит?

– Из-за того, что нет городского пляжа. Там купаются все. Люди устроили автопляж. Город с населением 35 тысяч человек и, соответственно, там сотни людей. Такого непредсказуемого течения раньше там не было. В связи с добычей песка русло реки меняется. А когда наступает весна, всё размывает, и река меняет русло. Сейчас в этом месте действительно опасно купаться. Поэтому мама Макара (спасённого мальчика – прим.ред.) пытается сделать информационный баннер. Мы с ней решаем, какой лучше сделать, чтобы отпугнуть людей здесь купаться. Надеюсь, что поставим его в ближайшую неделю, потому что в августе обещают жару, и много народа будет приезжать именно сюда. Но проблему надо решать глобально.

– Вас поблагодарили за спасение?

– И отец, и мама, и бабушка. Юлия (мама спасённого мальчика – прим.ред.) написала пост в социальных сетях и этой благодарности достаточно, я не ожидал. То, что писали, что я герой... на самом деле всё намного проще – я сделал то, что должен был сделать.

– Сами хорошо плаваете?
– Когда учился в Ижевске на лингвиста-переводчика, пять лет занимался плаванием. Участвовал в соревнованиях, у меня даже какой-то разряд есть. Я вырос на реке Вятке, тренер всё время возил в походы. Мы сплавлялись на плотах, жили на реке по три недели. Я очень люблю эту реку и даже, кажется, немного чувствую её особенности и настроение. Мальчик первый раз был на реке, ранее он никогда не купался, и он не понимал, чем может грозить река. И попал в самое опасное место сразу же. И таких, как он, каждый день десятки. Я не преувеличиваю. Слава богу, оказываются рядом неравнодушные люди и кого-то вытаскивают.

– Как вы оказались на пляже?

– Приехал в отпуск. Захотелось искупаться, а ехать далеко – дороги плохие. Маленький ребёнок – пока с ним доедешь, всё желание растрясёшь! Поэтому мы поехали в ближайшее место рядом с городом! Куда едут все. 10 минут от дома. Был я там в течение отпуска три раза, и все три раза из воды кого-то вытаскивали.

С супругой и сыном.

– Часто приезжаете в родной город?

– Стараюсь каждый год. За лето было много работы, ездил туда-сюда-обратно. У меня сын был с бабушкой и дедушкой, а я уезжал то в Питер, то в Москву, то в Поляны. Сейчас забрал сына и пока не собираюсь обратно. В планах есть сделать что-то творческое в Полянах. Хочется, чтобы в городе была движуха. Наше поколение начало активно уезжать. Всё тухнет, там делать нечего. Хотелось бы, чтобы поколение, которое уехало, немного позаботилось о наших родных Вятских Полянах.

– Замечательная инициатива. Уверена, у вас всё получится. А что касается вашей жизни в северной столице. Скоро стартует театральный сезон. Вообще где больше задействованы – в театре или в кино?
– И там и там, ещё и сам снимаю. На днях был в Москве на подведении конкурса «Вертикалка» Тимура Бекмамбетова. Нужно было прислать пилотную серию сериала и написать синопсис 8 серий. Видео вертикальной развёрстки, чтобы с экрана телефона было удобно смотреть. Мы с командой вошли в 6-ку финалистов, и разделили призовой фонд между собой. И дадут шанс доснять этот сериал до конца.

– Что за сериал – расскажите?

– «Муравей». О том, как муравей заполз в ухо и сделал из человека личность. Это история по реальным мотивам, потому что я был на съёмках летом, и мне в ухо заполз муравей и жил со мной 10 дней. Я всё это время не ходил в больницу, чтобы не заразиться коронавирусом. Эти дни я с ним общался и пытался найти с ним общий язык. А потом рассказал эту историю ребятам, и они сказали: «Надо снимать кино». И вот мы целый месяц делали костюм огромного муравья. Правдоподобный получился, в стиле терминатора. Это насекомое никто не видит, кроме главного героя. Муравей – его двигатель к самосовершенствованию. На этом пути происходит много событий, которые позволяют главному герою изменить жизнь и вырастить свою личность в новом виде.



– Интересно. А что касается ваших ролей в кино?

– Я сейчас доснялся в проекте «Фатерлянд» – это по роману Александра Терехова «Немцы» (из шорт-листа «Русского Букера»). Там про борьбу журналистов и чиновников, про коррупцию. Снимался сериал для платформы в современном стиле. Причём выход будет не только на российскую, но и европейскую аудиторию. В ближайшее время должен выйти многосерийный фильм от кинокомпании «Среда» «Шерлок в России». Я там играю одного из злодеев. Для одного из федеральных каналов должен выйти осенью сериал по роману Захара Прилепина «Обитель». Так совпало, что я играю героя по фамилии Санников. Большие роли – жду. А в театре в сентябре у нас планируется новая постановка «Братья Карамазовы».



– Разрешите небольшой экскурс – почему лингвист решил стать артистом?

– На 3-м курсе меня позвали во французский театр на смежном курсе. Там не хватало парней. Я как сейчас помню, пришёл после рукопашного боя с фингалом. Меня попросили пройтись по воображаемому канату, вот так до сих пор и хожу. Когда переехал в Питер, решил поступить в театральное.

– Первую свою роль помните?

– Не люблю вспоминать этот период, потому что был жутко зажат на сцене. Происходила борьба с самим собой. Могу сказать только, что играл Владимира в пьесе «В ожидании Годо».

– У вас колоритная внешность, а какие роли вам чаще всего предлагают?
– В театре – разные. В основном положительные – от академиков до крестьян. Сейчас появились отрицательные: штурмовики, нацисты и т.д. В кино чаще отрицательные – всякие маньяки и убийцы. Но радует, что тренд стал меняться – стали предлагать и положительные.

– Поклонницы не сильно одолевают? Пишут в соцсетях, узнают на улице?
– Бывает, и пишут, и узнают. Пока спокойно. Мне приятно. Видели в кино или в спектакле. В Питере узнают, потому что видели в театре.

– Чувствуете, внимание к вам выросло после спасений в Вятских Полянах?
– Да, очень неожиданно. Я не думал о каких-то героических поступках. Я не один такой.

– Как близкие оценили ваш поступок?
– Сказали «Респект. Красавчик» (Улыбается.)

– Расскажите немного о своей семье.
– У меня любимая мама, папа, жена и маленький сынок Илья. Сестра, которая живёт в Пушкине. Она училась на кировском филфаке, и её муж тоже из Кирова. Театр, друзья, коллеги – это вся моя семья.

– С коллегами-земляками общаетесь? Недавно видела ваше фото с Тимофеем Трибунцевым.
– Он просто был на съёмках со мной. Я с ним сфоткался, можно сказать, как зритель или поклонник. Сказал ему, что я из Вятских Полян. На этом наше общение закончилось. Надеюсь встретиться снова, потому что я восхищён его работами.

– И напоследок – что скажете землякам, жителям Кировской области?

– Хочу, чтобы люди в Кировской области были неравнодушны, любили регион. Делали максимум, чтобы развивать маленькие города. Хочется, чтобы туристы хотели к нам приезжать. У нас очень красиво, живут классные люди. У нас невероятное количество талантливых людей: Тимофей Трибунцев, Гена Блинов, Вася Березин, Наташа Ноздрина – это всё артисты и режиссёры. Я, в свою очередь, буду помогать, чем могу. Хочу приехать и снять документальное и игровое кино про Кировскую область.

Беседовала Катя Злобина

Подпишись на канал в