Михаил Мартынов

директор юридического центра «Мартынов и партнёры» т.: 49-60-21, К.Маркса, 18, офис 226, vk.com/martynov43, martynov43.ru

Автоюрист или страховая компания: кто больше мошенник

1069

Последнее время слово «автоюрист» звучит практически как оскорбление. Да, действительно, до недавних пор было очень много (да и сейчас остаются) таких автоюристов, которые работают в одной упряжке с мошенниками, придумывают различные схемы собственного обогащения за счет клиентов, спекулируют с 200% прибылью, берутся за заведомо безнадежные дела и так далее. Однако в процессе «очернения» автоюристов официальные СМИ, подгоняемые Центробанком, Российским союзом автостраховщиков и Верховным судом, всеми силами стараясь снизить убытки в сфере страхования ОСАГО, явно «перегнули палку».

Во-первых, как и в любой сфере оказания юридических услуг, юрист юристу рознь. Если одному нужно как можно скорее набить свой карман, другому важнее прежде всего репутация и мнение клиентов. Во-вторых, не стоит романтизировать страховые компании – это тоже далеко не ангелы, и за ними водится немало грешков.

Итак, если вам пришлось иметь дело со страховыми, все же имеет смысл обратиться за помощью к юристу, чтобы подстраховать себя. Почему это важно?

Перво-наперво запомните, что в борьбе с мошенниками страховщики уже в каждой второй аварии видят «подставу» и «инсценировку». Более того, страховые компании, дабы уменьшить свои убытки, начали договариваться с некоторыми оценщиками или экспертами, чтобы те проводили экспертизу в их пользу. В итоге получается такая схема: страховщики направляют клиентов «пачками» на оценку к определённому эксперту, эксперт неплохо на этом зарабатывает и в благодарность за предоставленную работу делает выводы в пользу своего работодателя – то есть страховой компании. Во-первых, описывает в акте осмотра далеко не все повреждения. Во-вторых, специально исключает из их перечня повреждения, будто бы имевшие место до ДТП или не похожие на механизм ДТП. В-третьих, назначает ремонт элемента вместо его замены.

Кроме того, существует так называемая трасологическая экспертиза, которая решает – относится или не относится к ДТП конкретное повреждение. Толком её не проверить: один эксперт умными словами пишет одно, другой – такими же умными – совершенно противоположное. А где истина? Эксперт пишет: «Удар был недостаточно сильный, чтобы сработали подушки безопасности». А что такое «достаточно сильный»? Это же абсолютно оценочная категория. Откуда тогда берется громкое слово «эксперт»? Оправдывает ли он свое высокое звание?

Другой пример: страховые компании очень любят подсовывать клиентам документы, которые ставят их в невыгодное положение. Сейчас, например, заставляют подписать соглашение о направлении на ремонт. В нём написано, что если ремонт был проведён некачественно, переделать его можно только в этом же самом сервисе. А как можно доверять таким специалистам, если они уже сделали свою работу плохо? В подобных бумажках может быть написано что угодно, и, как правило, люди подписывают их, не глядя. Отмечу, что вы можете смело отказываться подписывать подобные документы. По закону, после подачи вашего заявления у страховой есть 20 дней, чтобы выплатить вам сумму ущерба или направить вас на ремонт (передать вам в руке или по почте направление на ремонт). Если они не уложатся в этот срок, то попадут на штраф. Кроме того, вы будете вправе при такой просрочке требовать денежной выплаты (обязательность ремонта отменяется).

Какие ещё проблемы могут возникнуть при общении со страховщиками? Знаю сколько угодно случаев, когда оценщики, заметив на машине малейшие царапинки, появившиеся ещё до ДТП, сразу отметают окраску всего элемента. Тем не менее, есть такое понятие, как независимая экспертиза, есть единая методика, которая разрешает окрашивать элементы, которые были повреждены до ДТП. Вот если половина элемента исцарапана, то да, – никакой окраски. А если к ДТП не относятся царапины на площади до 25% – то красить элемент должны, вот только рядовые автовладельцы этого попросту не знают.

Если подытожить: постепенно мы возвращаемся в цивилизованный рынок, когда всё больше страховых выплат производится без судебной процедуры, добровольно. Этого удалось добиться во многом благодаря работе автоюристов с их массовым обращением в суд за взысканием со страховщиков штрафных санкций. Таким образом, страховщиков перевоспитали, научив работать без массовых нарушений. К сожалению, на деле это вовсе не значит, что все больше людей теперь довольны выплатами.

Реформа в сфере страхования перешла от одной крайности к другой. Сейчас из-за того, что в так называемой Единой методике цены запчастей искусственно занижены, потерпевшие либо получают в страховой гроши и вынуждены вкладываться своими деньгами в ремонт, либо забирают автомобиль из ремонта по направлению страховой с некачественными китайскими или вовсе старыми запчастями. Как закономерное следствие, все больше обращаются в суд на виновников ДТП с требованием компенсировать разницу между грошовой страховкой и реальными затратами на ремонт.

Получается парадокс: реформа ОСАГО проводилась с целью сделать страховку ближе к народу по стоимости, однако по факту получилось, что полис ОСАГО все менее и менее полезен как для потерпевших в ДТП, так и для виновников. ОСАГО сейчас – вовсе не панацея. Об этом поговорим в одной из следующих статей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ