Михаил Мартынов

директор юридического центра «Мартынов и партнёры» т.: 49-60-21, К.Маркса, 18, офис 226, vk.com/martynov43, martynov43.ru

Бесчеловечные юруслуги: юрист для общества – или общество для юриста?

897

 — Бесчеловечная!
 — Человечная!
 — Бессердечная!
 — Сердечная!
 — Сухая!
 — Мокрая!

Все услуги и работы делятся на процессинговые и результативные. Как всегда, мудреные слова легче понять на примерах. Первая разновидность услуг оказывается, например, тогда, когда вы сидите на концерте и слушаете выступление звезды шоубизнеса – вы потребляете услугу в процессе ее оказания. Это наглядно видно по восторженным взглядам фанаток, судорожно ловящих каждый жест и каждое слово Димы Билана, к примеру. Это также коммунальные, образовательные услуги и т.д. А вот когда вы заказываете ремонт, то Вы платите уже за готовый результат – обновленную «хату» – это результативные услуги.

Сфера юридических услуг намного запутаннее. Являясь, по сути, результативными, оплачиваются они, однако, как процессинговые.

Почему юридические услуги потребляются по результату? Клиенту не важно: на одно заседание сходил юрист или на пять, одну бумажку он подал – или десять – ему важен результат. Если юрист выиграл дело в суде – значит, он добился желаемого результата и может получить за это деньги. Если же дело проиграно – за что ему платить? Но в современном мире всё наоборот: юридические услуги оплачиваются исключительно как процессинговые. Юристы просят деньги за каждое посещённое заседание, за каждый составленный документ. Любые адвокатские расценки составлены именно по данному принципу, оплата по результату в них – вовсе не основной принцип, а лишь дополнительная статья, увеличивающая и без того высокую стоимость услуг.

Да, действительно, юрист не должен работать себе в убыток. Заплатить ему аванс, чтобы покрыть какие-то организационные расходы, – нормально. Но впоследствии справедливо платить юристу не за каждое совершённое, а только за каждое результативное, за каждое УСПЕШНОЕ действие. Только в этом случае у юриста будет мотивация выиграть дело. Если же юрист будет получать деньги просто за всё подряд, то ему будет всё равно, чем закончится суд, – он-то в любом случае останется в шоколаде. Именно поэтому многие сегодняшние юристы берутся за заведомо проигрышные дела, ведь их интерес зачастую расходится с интересом клиента.

Часто юристы возражают, мол, как я могу отвечать за своего клиента, если он, например, что-то не то сболтнул в суде. А кто сказал, что с клиентом не надо работать? Кто сказал, что его не надо готовить к заседанию? Это тоже часть работы юриста. Если дело проиграно – значит, одно из двух: либо юрист плохо выполнил свою работу, либо дело было заведомо проигрышным. Юрист мог предоставить лишние документы, которые расценены судом против клиента, вовремя не запросить нужные документы, не выяснить важную информацию у клиента и не смог грамотно построить свою стратегию допроса оппонента. Зачастую все эти проблемы – прямые следствия недолжной квалификации или недостаточной мотивации юриста, его нацеленности на результат.

Особенно печально обстоит ситуация с уголовными делами. Один очень уважаемый мной адвокат как-то сказал: «не берусь за уголовные дела, потому что ненавижу быть статистом». Другой не менее уважаемый мной аудитор высказала свою точку зрения: «я решаю налоговые споры на досудебной стадии, так как если дело дошло до следствия, уже поздно что-либо делать». Смекаете, к чему я это веду?

Российский адвокат по уголовному делу зачастую не может повлиять толком вообще ни на что. Вспомните, когда у нас в России выносились оправдательные приговоры по уголовным делам? Да никогда практически! А вот финансовый аппетит и амбиции у юристов совсем неумеренные. Когда человек попадает в беду, его гораздо легче обобрать до нитки. Я общался с одним кировским адвокатом: он рассказал, что потребовал за защиту педофила в суде миллион рублей, просто потому, что он педофил. «Это мои репутационные иски», – так он объяснил столь огромную сумму. Излишне говорить, что в подобных делах деньги берутся не за результат и не за старания юриста, а за то, что адвокат «снизошел» до бед клиента.

Есть ещё одна невероятная категория юристов, которые уговаривают своих клиентов на абонентские договоры. Это сейчас такая новая фишка. Ко мне обратился таксист, попавший как раз к такому вот «разводиле». У мужчины были проблемы с выплатой по кредиту, и он решил проконсультироваться с юристом. Тот ему говорит: «Я тебя от всего защищу, но ты прежде заключи со мной договор». Клиент возражает: «Зачем мне договор? Давайте я заплачу за консультацию и всё». «Нет, мы предоставляем услуги пакетом – семь тысяч в месяц. В него входит участие в судебных заседаниях в неограниченном количестве, не менее трёх консультаций, составление писем в банки и так далее», – отвечает юрист. Растерянный мужчина в итоге подписал документы, а юрист это дело благополучно проиграл. Более того, он даже не ходил на заседания, мотивировав это тем, что «судья плохой и всё равно ничего не получится». В итоге таксист на него обиделся и не стал платить. И что вы думаете? Проходит три года, и юрист предъявляет таксисту этот договор – по семь тысяч в месяц, всего 252 тысячи, плюс ещё пени на 35 тысяч. На самом деле он прекрасно понимает, что просто разводит человека, берёт деньги за воздух. Заседаний нет, реальных услуг не оказывается, а есть просто вот этот пузырь. Однако клиентов обрабатывает изо всех сил: мол, это выгоднее, пакетом брать гораздо дешевле и так далее.

Абонентские договоры с точки зрения юридического бизнеса – выигрышный вариант. Но будут ли такие юридические услуги услугами «с человеческим лицом»? И как правильнее: юрист существует для общества – или общество – для юриста? Решать Вам.

vk.com/martynov43

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ