Константин Косачев

Председатель комитета Совета Федерации по международным делам.

Остаться в памяти

101

Недавно правительство России поручило за два месяца подготовить изменения в госпрограмму «Внешнеполитическая деятельность» и в соответствующее постановление после встречи сенаторов с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Таким образом, в скором времени будут выделены дополнительные средства на содержание и ремонт невоинских захоронений за рубежом. А это, на мой взгляд, имеет крайне важное значение.

Ведь на фоне громких внешнеполитических событий последнего времени далеко не всё из того, что делается нашей страной вовне, попадает в поле зрения общественности. Однако есть темы, которые не должны остаться вне общего внимания, даже если они на первый взгляд не столь важны с государственной или политической точки зрения. Гуманитарная составляющая значима не менее. И в этом смысле огромное значение имеет вопрос сохранения и поддержания в достойном виде мемориалов, кладбищ, памятников и иных памятных мест в других странах, связанных с войнами, со знаменитыми россиянами, с нашей культурой и прошлым.

Речь идет не только о нашем долге памяти по отношению к тем, кто ковал военную славу нашей страны, освобождал другие страны от оккупантов, вписал золотыми буквами свое имя в летопись мировой культуры или прославил российскую науку. Такие памятные места имеют самое прямое отношение к современности. С недавних пор по некоторым соседним странам прокатились целые волны вандализма по отношению к российским и советским памятникам. За этим часто стоят отнюдь не просто хулиганы, а те, кто понимает, какую роль играют подобные напоминания об истинном значении России в истории этих стран. По состоянию захоронений наших военнослужащих и памятных мест за рубежом во многом судят о том, как мы сами относимся к нашему прошлому и к нашей исторической памяти.

Среди важнейших инициатив последнего времени я бы особо выделил предложение председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко признать победу над нацизмом по итогам Второй мировой войны всемирным наследием человечества и, соответственно, мемориалы и памятники борцам с нацизмом во всех странах — Всемирным мемориалом Второй мировой войны. Инструментом реализации данной идеи могло бы стать создание международного реестра памятников борцам с нацизмом. Тем самым можно было бы поставить всю нынешнюю активность «борцов с мемориалами» не только вне морали и совести, но еще и, по сути, вне закона. Будем прилагать все усилия, чтобы добиться этого. Мы бы хотели рассчитывать на поддержку общественности как в России, так и за рубежом, поскольку, убежден, эта важная задача должна быть не только миссией властей, но и всего нашего общества. Победители Второй мировой войны должны с нашей помощью победить и сегодня.

Для меня эта тема с давних пор имеет немалый личный резонанс и как для политика, и как для гражданина, и как для человека. Будучи главой Россотрудничества, мне пришлось напрямую столкнуться со всем объемом трудностей, связанных с мемориальной работой в других странах. Разумеется, в большинстве случаев речь шла о нехватке средств на сохранение памятных мест за рубежом.

Дело в том, что есть два вида мемориалов — воинские и невоинские, гражданские. В том, что касается воинских мемориалов, у нас есть хорошая законодательная база, создан четкий механизм работы и, самое главное, имеется соответствующая строка в государственном бюджете. С невоинскими захоронениями и иными мемориальными местами ситуация до недавних пор была проработана, мягко говоря, слабее.

Имея опыт руководства агентством на протяжении ряда лет, могу подтвердить, что эти средства весьма и весьма ограничены, и к тому же тратить их приходится на различные проекты. Скажем, в 2011 году, когда я возглавлял Россотрудничество, финансирование работ по поддержанию 38 мест погребения обошлось примерно в $40 тыс. — это крохи по сравнению с тем, сколько реально требовалось (для сравнения, Минобороны называло на мероприятиях в Совете Федерации цифру в $5 млн, выделяемую на воинские захоронения, при ежегодной потребности как минимум в $7–8 млн).

Такого рода захоронений, нуждающихся в комплексном подходе, очень много, среди них есть знаковые для нашей истории. Скажем, в 2016 году в правительственный перечень таких мест был включен русский сектор знаменитого кладбища города Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем, где похоронены наши великие соотечественники: писатели, художники, философы, танцовщицы и многие другие.

Наш комитет по международным делам неоднократно поднимал этот вопрос на пленарных заседаниях. А в феврале прошлого года совместно с комитетом по обороне и безопасности мы провели парламентские слушания с участием соответствующих ведомств, которым по итогам заседания были даны конкретные рекомендации по улучшению работы на этом направлении. После этого вопрос был рассмотрен на Совете законодателей Российской Федерации, президиум которого этим летом рекомендовал подготовить предложения о финансировании мемориальных мероприятий за рубежом.

Выделение финансирования — достижение всех в России и за ее пределами, кто долгие годы добивался привлечения общего внимания к данной проблеме и собирал средства на сохранение исторических мемориалов. Это те, кто своими силами делал возможное и невозможное, чтобы не допустить разрушения и забвения памятников нашей истории, чтобы отдать должное великим именам нашего прошлого.

При этом хотел бы специально отметить, что проблема имеет не только финансовый, но и политический характер. Не секрет, что наши усилия по сохранению и поддержанию в надлежащем виде захоронений за рубежом нередко наталкиваются на прямое или скрытое сопротивление со стороны местных властей разного уровня. Именно поэтому таким усилиям нужна и эффективная политическая поддержка на самом высоком уровне.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ