Владислав Цыпин

Историк церкви, богослов, преподаватель Московской духовной академии и Сретенской духовной семинарии, протоиерей.

Не по канону

131

11 октября в Стамбуле на заседании синода Константинопольского патриархата были приняты решения, которые осложнили религиозную ситуацию на Украине, нанесли серьезный ущерб православной миссии и поставили под угрозу единство Вселенской православной церкви. Искусственно созданный церковный кризис напомнил нашим современникам самые мрачные события в истории Церкви: так называемый великий раскол 1054 года, когда от православия отпал первенствовавший в ту пору в диптихе предстоятелей поместных церквей епископ Рима, а вслед за ним и вся западная Церковь.

Предвестием грозы послужило ранее заявленное патриархом Варфоломеем и Константинопольским синаксом намерение в ответ на ходатайство «досточтимого правительства Украины» предоставить автокефалию Украине. Именно так: не Украинской церкви, но Украине.

Эта курьезная формула продиктована тем обстоятельством, что законное священноначалие канонической УПЦ во главе с митрополитом Киевским Онуфрием не обращалось с подобной просьбой в Стамбул. Но и раскольнические сообщества, одно из которых наименовало себя Киевским патриархатом, а другое — Украинской автокефальной православной церковью (УАПЦ), также не нуждались в даровании им автокефального статуса, они его сами себе подарили. Таким образом, автокефалии на сей день добивается лишь правительство  Украины.

Тогда же в Киев направили двух экзархов Константинопольского патриарха, граждан  Соединенных Штатов и Канады галицийского происхождения, один из которых в прошлом был униатом. Их задачей была подготовка почвы для учреждения еще одной «автокефалии».

Священноначалие Русской церкви вынуждено было реагировать на вторжение Константинопольской патриархии на свою каноническую территорию — возношение имени патриарха Варфоломея за патриаршими богослужениями было приостановлено. В результате фактически в богослужебном диптихе Русской церкви первое место занял патриарх Александрийский, до этого момента стоявший в диптихе на втором месте после Константинопольского патриарха.

А 11 октября на заседании синода в Стамбуле сделан был следующий шаг на пути к расколу вселенского масштаба. Решения, принятые синодом, включают пять пунктов. В первом из них говорится о намерении продолжить процедуру предоставления томоса об автокефалии. О сроках завершения процедуры в соответствующем постановлении речь не идет хотя бы уже потому, что пока предоставлять ее некому, разве только президенту и раде Украины.

Второй пункт постановления синода гласит: «Восстановить ... ставропигию Вселенского патриархата в Киеве, одну из его многих ставропигий в Украине, существовавших здесь всегда». «Всегда» —это, конечно, проявление своего рода мегаломании.

Пока Киевская митрополия была частью Константинопольского патриархата, в ее пределах действительно имелись ставропигиальные (независимые от местной епархиальной власти) монастыри, состоявшие в прямой юрисдикции Константинополя, и этот их статус не противоречил основополагающим нормам церковного права, изложенным в канонах, хотя канонами он и не предусмотрен.

Но после того как Киевская митрополия была передана Константинопольской пактриархии в состав единой Русской церкви, существование на ее территории константинопольских ставропигий утратило каноническую правомерность и вслед затем прекратилось. А произошло это без малого 3,5 века назад.

Объявление о возобновлении этих институций, тем более без согласования со священноначалием Русской и Украинской церквей, представляет собой скандальный акт бесцеремонного вмешательства во внутренние дела иной поместной церкви, осуждаемый канонами.

Между тем епископы, виновные во вторжении на не принадлежащую им каноническую территорию, согласно 2-му правилу Сардикийского собора, подлежат не только извержению из сана, но и «никто из таковых, ниже при кончине своей не будет удостоиваем общения, даже наравне с мирянами». Тем более заслуживает осуждения вмешательство в дела иной поместной церкви.

Особенно опасно то, что решение синода Константинопольского патриархата об учреждении своих ставропигий на Украине дает повод киевским властям отнять у православных их монастыри, а для легализованных этими властями криминальных бандитских группировок это решение может послужить сигналом для кровавых расправ над защитниками своих святынь.

Особенное изумление вызывает третий пункт синодального решения — о церковной реабилитации главы УАПЦ и бывшего митрополита Филарета, изверженного из сана и преданного анафеме. Синод, заседавший в Стамбуле, принял их апелляции и скоропалительно удовлетворил их.

Но, согласно каноническим нормам, священнослужитель, хотя бы и несправедливо осужденный законной церковной властью, лишается права на подачу апелляции и пересмотр своего дела в том случае, если, не подчинившись приговору, продолжает совершать богослужения.

До сих пор никто в православном мире, даже патриарх Константинопольский, не оспаривал правомерности решений высшей судебной власти Русской церкви в лице ее Архиерейского собора относительно бывшего митрополита Филарета. В Стамбуле, однако, пренебрегая канонами, решили пересмотреть дело Филарета и реабилитировать его.

Крайнее удивление вызывает и заявление синода об отмене акта Константинопольской патриархии от 1688 года о передаче Киевской митрополии в состав единой Русской православной церкви. В церковном праве существует такое понятие, как срок давности, исчисляемый по разному, по преимуществу, 30 годами, но не столетиями. Если в Константинополе находили неправомерным переход Киевской митрополии в юрисдикцию Московского патриархата в 1686 году, то с тех пор прошло уже не одно столетие — времени было предостаточно для заявления протеста.

Действия, предпринятые патриархом Варфололомеем и его синодом, их богословское обоснование вызывают особую тревогу еще и потому, что в них содержится экклезиологическая доктрина, воспроизводящая католическое учение.

Вот некоторые из высказываний патриарха Варфоломея, которые почти буквально повторяют аргументы апологетов исключительных прав епископа Рима: «Православие не может существовать без Вселенского патриархата»; «для Православия Вселенский патриархат служит закваской, которая «заквашивает все тесто» Церкви и истории». Именно это утверждали применительно к своей кафедре епископы Рима в эпоху, предшествовавшую великому расколу, который и был спровоцирован подобными претензиями.

С точки зрения православной экклезиологии все автокефальные Церкви равноправны и место в диптихе не сообщает поместной Церкви никаких преимуществ в сравнении с теми Церквами, которые занимают в диптихе последующие места. В полной мере это относится и к Церкви, первенствующей в диптихе.

Ныне в результате действий, предпринятых Константинопольской патриархией, над Вселенской православной церковью нависла угроза раскола, в результате которого снова может поменяться и состав диптиха, и первенство в нем.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ