Борис Клюев

Народный артист России, актер Малого театра, заведующий кафедрой актерского мастерства Высшего театрального училища (института) им. М.С. Щепкина

Живая интонация

127

Завтра исполняется 230 лет со дня рождения великого русского актера Михаила Семеновича Щепкина. Жаль, что мы не можем насладиться его мастерством, увидеть его великие роли. Это особенность нашей профессии — каждая актерская работа живет всего один вечер. Тем более если речь идет об артистах XIX века, когда видеозаписи еще не было. Но — парадокс — творчество таких выдающихся мастеров, как Щепкин, продолжает оказывать влияние, которое чувствуется и по сей день. Их игра продолжает жить в учениках, в самой театральной традиции.

Щепкин был явлением мирового уровня. Родившись крепостным, он, тем не менее, с детства увлекался представлениями. Видя его способности, хозяин — граф Волькенштейн — позволил юноше играть в театре, а после и вовсе даровал ему свободу. Как и многие провинциальные актеры, Михаил Щепкин проделал непростой путь на столичные подмостки, играя в театрах в Курске, Харькове и Полтаве. И совершенно не случайно, что жизнь привела его именно в Малый театр, где он работал много и успешно и в итоге смог там в полной мере раскрыть свое дарование.

Он был невысокого роста, негероической «бытовой» внешности, но подкупал природной органичностью. Он принес на сцену жизнь. В то время был принято играть «на котурнах» — доводить свое существование на сцене до гротеска. А Щепкин разговаривал просто и по делу. Конечно, это было на уровне интуиции, ведь никаких актерских школ он не заканчивал. А вот у него уже появились ученики.

Из курсов, как они назывались в то время, вырос кружок, который постепенно превратился в то, что мы сегодня называем Щепкинским училищем. В этом кружке знаменитый артист Александр Ленский впервые стал вводить систему занятий с актерами, тогда как раньше всё образование строилось на том, что мастера просто разыгрывали этюды и сцены, а ученики пытались их копировать. Можно представить, каким фундаментальным новшеством были эти изменения. Когда Станиславский стал писать свои труды о воспитании актера, то ориентировался на мастеров Малого театра — в то время здесь были лучшие актеры из столиц и провинции. Поэтому, можно сказать, сердцевина знаменитой системы Константина Сергеевича базируется на достижениях Щепкина.

Подчас непросто определить, чем отличается метод воспитания актеров в Щепкинском училище от других театральных вузов. Но можно выделить ключевые принципы. Мы и сейчас, несмотря на то что театр двигается в сторону бытовизма, следим за словом и голосом. Нельзя забывать, что здесь готовят артистов для Малого театра, где зал рассчитан на 1,2 тыс. человек. Важно, чтобы актера было слышно даже на галерке. Второе — студенты должны уметь работать в классической традиции. Мы стараемся не экспериментировать. Наша задача — дать фундамент, на котором здание своего искусства будет строить уже сам артист. Пусть оно будет круглое, квадратное, прямоугольное, в виде Эйфелевой башни — в общем, какое угодно, но чем крепче основание, тем интереснее вырастет на нем конструкция.

А первым кирпичиком в этом фундаменте, конечно же, является то, что было заложено Михаилом Щепкиным. Привнеся живую интонацию на сцену, он первым показал, что театр переживания интереснее и глубже, нежели театр представления. Наша задача — сохранить традиции, заложенные великими предшественниками. Преемственность поколений — это третье важнейшее качество отечественной актерской школы.

Русский театр ценят во всем мире. Уверен, так будет и дальше, если мы не свернем с того пути, который нам указал некогда крепостной актер-любитель Михаил Щепкин.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ