Максим Сурайкин: В 13 лет я поклялся вернуть СССР, и клятву свою сдержу

1347

Лидер партии «Коммунисты России» – о Кирове, Зюганове и Путине

«Товарищ Максим» – так зовут «Коммунисты России» своего лидера. Зарегистрированная в 2012 году партия Максима Сурайкина стремительно набрала политический вес и на отдельных муниципальных выборах смогла обойти даже КПРФ. На днях «товарищ Максим» приезжал в Киров. На интервью в редакцию Первоисточника Сурайкин пришёл в красном галстуке с зажимом в виде автомата Калашникова, красных носках и красном значке «Коммунисты России». «С детства люблю этот цвет», – объяснил он.

– Максим Александрович, в Кирове вы впервые?
– В Кирове я уже бывал десятки раз, это один из моих любимых регионов. Впервые приезжал летом 98-го года с агитпоездом, когда мы создавали Союз коммунистической молодежи. Здесь у меня есть хорошие друзья, и не только среди однопартийцев. Видно, что город преображается, город растёт, но и проблемы остаются. Дороги как 18 лет назад были плохими, так и остались. Это беда всех регионов.

– Ваше мнение о личности Сергея Мироновича Кирова.
– Как убежденный коммунист я глубоко уважаю Сергея Мироновича – он видный деятель революции, преданный большевик. Считаю, что нынешнее наименование города полностью объективное и правильное. БОльшая часть города уже построена под именем Кирова, и город должен носить это достойное имя.

– Сколько человек сейчас состоит в кировском отделении «Коммунистов России»?
– В Кирове у нас уже несколько сот человек, и это число растёт. В целом же в России мы насчитываем около 50 тысяч активных членов и сторонников партии. И мы приняли решение, что в этом году будем участвовать на всех уровнях выборов.

– Бытует мнение, что ваша партия намеренно создана, чтобы оттянуть голоса у КПРФ...
– Это мнение, которое вбивает в головы руководство КПРФ. Наша партия была создана в 2012 году, и у сторонников коммунизма появился выбор – поддержать ту компартию, которая 25 лет только и делает, что обещает, или доверить возможность новым идейным коммунистам представлять их интересы. По некоторым регионам мы уже видим, что от трети до половины избирателей с коммунистическими взглядами нас поддерживает.

– С КПРФ у вас непростые отношения?
– С руководством КПРФ отношения сложные, а с рядовыми членами КПРФ разногласий нет. Сейчас КПРФ, с моей точки зрения, построена как крупная коммерческая структура, поддерживаемая олигархами и бизнесменами. И за деньги можно решить практически всё. Кстати, многие избиратели не знают, что парламентские партии по закону получают государственное финансирование. С 1 января 2015 года оно повысилось до 110 рублей за каждый голос ежегодно. КПРФ сейчас получает 1 миллиард 250 миллионов каждый год – это бюджетные, наши с вами деньги. Поэтому для них потеря голосов – жизненная катастрофа. Руководство КПРФ очень нервно относится к нашей деятельности, и порой исключает рядовых членов, кто с нами общается. Мы же всегда готовы принять идейных людей, настоящих коммунистов в наши ряды.

– С Геннадием Андреевичем Зюгановым сейчас не пересекаетесь?
– Геннадия Андреевича я знаю с декабря 1996 года. Я вступил в КПРФ и через месяц попал на его встречу с молодежью – тогда он первый раз пожал мне руку. До моего ухода из КПРФ мы часто сталкивались с ним по партийной работе. После ухода, а это уже более 13 лет, мы не разговариваем. Сейчас мы иногда сталкиваемся на публичных мероприятиях, но его, видимо, настолько коробит появление настоящей альтернативной компартии, что он со мной не здоровается и делает вид, что меня не знает. По своему роду деятельности я знаком почти со всеми депутатами Госдумы от КПРФ. На встречах, если рядом нет Геннадия Андреевича, они все со мной здороваются, а если он где-то рядом, то они тоже делают вид, что меня не видят (улыбается).

– Какое будущее вы видите у «Коммунистов России»?
– Блестящее. Мы единственная партия, которая открыто говорит, что наша задача – это взятие власти в стране. Сейчас мы боремся за социальные льготы для населения, за медицинскую реформу, но всё это возможно сделать, только придя к власти. В пределах 10-15 лет мы попытаемся власть взять.

– А к Владимиру Владимировичу Путину у вас какое отношение?
– Мы, как патриоты, безусловно поддерживаем его во внешнеполитической борьбе, в вопросе воссоединения с Крымским народом, в вопросе сохранения мира на ближнем востоке. Если бы Сирия рухнула, то оттуда весь терроризм сразу хлынул бы в Россию. Но что касается внутренней политики, то мы считаем, что президент попал под влияние либерального блока. Такая либеральная политика ведёт к сокращению социальных выплат, замораживанию пенсионных накоплений и другим проблемам.

– Максим Александрович, расскажите о своих близких. Они разделяют ваши взгляды?
– Я родился в простой семье. Отец был простым инженером-производственником, работал всю жизнь на оборонном предприятии: прошёл путь от рядового сотрудника до начальника производства. Он умер несколько лет назад. Мать у меня преподаватель – работала в школе и вузе. Дедушка – советский производственник, прошёл всю войну. Вся семья у меня всегда была коммунистической.

– А вы сами когда заинтересовались идеями коммунизма?
– С детства. Распад Советского Союза в 91-м году для меня был личной трагедией. Мне было 13 лет, и тогда я решил, что пойду в политику и буду бороться за свои убеждения. В 15 лет я был на баррикадах Дома Советов, в 18 лет вступил в КПРФ, где прошёл путь от рядового члена до кандидатов в члены ЦК. 20 лет я занимаюсь политикой. В 13 лет я поклялся, что верну свою Советскую Родину, и я не успокоюсь, пока не сдержу свою клятву.

Досье
Сурайкин Максим Александрович

Дата и место рождения: 8 августа 1978 года, Москва.
Образование: высшее. Окончил Институт управления и информационных технологий.
Семейное положение: холост.
Любимая книга: «Манифест коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса
Любимый фильм: «17 мгновений весны».
Любимое блюдо: «Салат «Оливье. Но в целом люблю голодать».
Жизненный девиз: «Коммунисты победят»

Беседовал Василий Юмшанов