«В тылу врага»

475

Рубрика «Правнуки Победы».

Первоисточник продолжает проект «Правнуки Победы», в рамках которого мы публикуем работы кировских школьников, признанные лучшими на конкурсе сочинений о Героях Великой Отечественной войны. Напомним, конкурс проводился по инициативе депутата Законодательного собрания Кировской области Рахима Азимова. Победители – а это 30 школьников из 23 районов области – отправятся в Международный детский центр «Артек». Публиковать работы мы будем в течение всего мая.

Сегодня вашему вниманию сочинение 15-летней ученицы ШМОКУ СОШ п. Гостовского Шабалинского района Камшу Кристины Алексеевны. 

«В тылу врага»

Ура! 9 Мая! Выглядываю в окно… Боже мой! Какая красота! Солнце сияет,  на небе – ни облачка. Сегодня всё празднично: красивые косички, белые бантики, нарядное платьице, новые туфельки! Мои подружки, такие же возбуждённые, уже под окном. Улыбаясь друг другу, прохожим  и яркому весеннему дню, бежим в школу. А здесь уже строится Бессмертный полк. Он пройдёт по улицам нашего небольшого посёлка и остановится у Памятника погибшим воинам-гостовлянам. В руках у нас портреты  участников Великой Отечественной войны. Мы давно готовились к этому событию: собирали их, оформляли. В нашей семье не оказалось таких фотографий, и мне доверили представить на Митинге совсем незнакомого человека. Кто же он такой?

Я всматриваюсь в его черты: простое лицо крестьянского парня, короткая стрижка, серьёзный взгляд, военная гимнастёрка, а на груди столько наград, что кажется: они своим весом оттягивают её. Мы друг за другом называем своих героев, и я с гордостью произношу: Владимиров Степан Алексеевич (69 Морская бригада, 126 корпус, 3 батальон, взвод разведки, командир отделения).  Весь день меня не оставляла мысль: узнать о нём хоть что-то ещё. Вечером мой помощник-интернет выдал информацию, поразившую воображение. Оказывается, мой герой воевал в 31 отдельной горно-стрелковой «Сталинской бригаде» (Резерв ставки Сталина). Вот это да! Но каким же он был?

Совершенно случайно я узнала, что рядом со мной живёт его родственница, и тем же вечером заглянула к ней на огонёк. Она рассказала мне, что до войны он работал бригадиром в их колхозе и тогда уже отличался смелостью и отчаянным характером. Именно эти черты помогли ему завоевать сердце будущей жены, золовки моей собеседницы. Несмотря на сопротивление её семьи, он женился на ней как раз перед войной. Вернулся только в 1946-м, после разгрома японских милитаристов. Устроился  в Нейское лесничество, работал добросовестно и  был награждён Ленинской юбилейной медалью и знаком «За безупречную работу в государственной лесной охране». Но за что же он получил боевые награды?

И тут меня осенило: да ведь в Шабалино есть краеведческий музей! Он-то мне и поможет. Уже в коридоре, с одного из стендов, на меня смотрели знакомые глаза. Я теперь узнала бы их из тысячи. И ещё одна удача: среди архивных материалов хранится районная газета 70-х годов со статьёй Е.Н.Сакерина «В тылу врага».  А в ней все ответы на мои вопросы, да с такими подробностями, что и ходить больше никуда не надо. Тогда, в год 30-летия Победы, автор лично беседовал с моим героем и из первых уст узнал, как тот сражался с ненавистным врагом. Они оба были откровенны в беседе, и война предстала передо мной без прикрас. Так как же воевал мой герой?

И вот передо мной одна за другой возникают картины… Ленинград, «Дорога жизни». Короткий приказ: отделению Владимирова незаметно подобраться к ходу сообщения, ведущему из вражеского охранения, взять «языка».  Морозная февральская ночь сорок второго. Резкий, порывистый ветер с Ладоги бросает в лицо колючие иглы снега, забирается под халат, полушубок, пронизывает до костей.  Разведчики молча переваливаются через бруствер окопа и словно тают в темноте. С треском вспарывает небо ракета, справа раздаётся пулемётная очередь. «Неужели заметили?»- мелькает мысль. Но трассирующие пули светящейся морзянкой проходят стороной. Бесшумно проползают через «окно» в проволоке, двигаются дальше. Владимиров не видит, но чувствует, что товарищи рядом. Вот плечо Михаила Скляра, горячее дыхание Кости Луканенко. И вдруг шаги.  Это смена караула. Ещё плотнее прижимаются к земле, готовые в одно мгновение, как стальная пружина, распрямиться и броситься в траншею. Из темноты появляется фигура немецкого офицера, за ним солдат. Два силуэта стремительно перемахивают через бруствер. Владимиров  на лету бьёт немца рукояткой пистолета по голове и наваливается на него. Быстрое движение – и во рту врага кляп. Завернув его в запасной халат, потащили к своим, всё так же замирая при каждой вспышке ракет. Пленный обер-лейтенант сообщил ценные сведения, и за взятие его Владимиров был представлен к первой награде – медали «За отвагу». Так что же сделало его героем?

«Наблюдательность, умение ориентироваться и принимать верное решение в любой обстановке, беспримерная храбрость, выдержка и хладнокровие сделали его одним из лучших разведчиков бригады»,-пишет о нём Е.Н.Сакерин. И я уже понимаю, почему на его груди появляются один за другим ордена Славы второй и третьей степеней. Таёжными лесами, непроходимыми болотами и каменистыми склонами продвигалась бригада морской пехоты на запад, уничтожая на своём пути живую силу и технику врага. А впереди – глаза и уши бригады – разведка. «Не знаю, где я больше находился: в тылу врага или по нашу сторону фронта? Наверное, всё же в тылу врага»,- размышляет Степан Алексеевич. Одну из операций разрабатывали офицеры штаба бригады: надо было взять «языка», имеющего данные о крупном авиационном соединении противника, которое  вот уже несколько раз подвергало наши части бомбардировке. Трое суток, без сна и отдыха, в постоянном напряжении, пробирались бойцы в тылу противника. А в памяти сохранились все подробности этой опасной операции. Тихо сняв часовых и оставив у входа группу прикрытия, разведчики бесшумно открыли дверь. В комнате - двое. Один из офицеров, в нижнем белье, делал какие-то отметки на оперативной карте. В несколько минут, «спеленав» его, собрав все документы, карты и сложив в вещмешок, прихватив оружие, они покинули дом. На улице всё спокойно, а через два часа бойцы были уже далеко. Немецкий офицер, придя в себя, на ломаном русском языке спросил, как в таком глубоком тылу оказались русские солдаты, на что получил жёсткий ответ: «Русские солдаты скоро будут везде: и в Германии, и в Берлине». А ещё он просил не убивать его и обещал выполнять все приказы. И действительно, рассказал обо всём, что ему было известно. За эту операцию сержант Владимиров был награждён орденом Красной Звезды. Отмечены и его боевые товарищи. Им пришлось участвовать и в захвате аэродрома, но застать врасплох противника не удалось. Взвод разведки бросился на помощь атакующим и забросал казарму гранатами, поливая автоматным огнём выскакивающих в панике гитлеровцев. Нескольким пилотам всё же удалось проскочить к своим самолётам, но отважные моряки буквально прыгали в кабины, автоматами и врукопашную уничтожали врага. Через два часа всё было кончено. В этом бою он уничтожил более десятка фрицев, поджёг несколько самолётов, но был ранен и сам. Рядом с первым появляется второй орден Красной Звезды и нагрудный знак «Отличный разведчик».

Я снова и снова всматриваюсь в черты ставшего мне родным лица, но по-прежнему не могу представить, как этот с виду простой человек творил поистине чудеса. Он громил штабы, нарушал связь противника, добывал ценнейшие сведения для командования, захватив более сотни «языков», участвовал  в  более чем сорока крупных операциях по тылам врага. Одна из них едва не стоила ему жизни. В Польше, под городом Новоичи, подразделение моряков несколько раз поднималось в атаку, но каждый раз их останавливал сильный пулемётный огонь из двух домов, стоявших на окраине посёлка. Отделению Владимирова удалось ворваться туда и обезвредить врага. Но в этот момент шквал артиллерийского огня обрушился на пехотинцев. Целый час немцы не давали им поднять головы. И вдруг наступила пронзительная тишина. Танки!!! Семь фашистских громад приближалось к домам. Владимиров выстрелил. Танк встал, как вкопанный. Из соседнего дома подожгли второй. Но приближаются еще два. Один из них чуть не разнёс весь дом. Отброшенный взрывом, раненный в грудь, боец на несколько минут теряет сознание, но, преодолевая слабость, тошноту, он подползает к пролому. Танк, маневрируя, уже обстреливает второй дом, но рядом с ним пылает ещё один  «тигр». Выбрав удобный момент, Владимиров  стреляет. Танк крутнулся на месте, словно пытаясь набрать силу для рывка, но яркие языки пламени уже бегут по броне. Остальные громады повернули обратно. Почти сутки фаустпатронами, гранатами, автоматным и пулемётным огнём (благо, немцы запаслись этим «добром» основательно) удерживали разведчики занятые дома. Не одна сотня гитлеровских солдат нашла здесь могилу. Только сержант Владимиров уничтожил около двух десятков. Несмотря на тяжёлое ранение, он до прорыва батальона руководил боем. Ещё один орден Красной Звезды - на его гимнастёрке. Кроме этого, семь медалей, девять благодарностей от Верховного Главнокомандующего, четыре благодарственных письма  родителям за воспитание мужественного и храброго сына. Вот каким он был, мой герой.

С той поры, когда я с замиранием сердца читала газету, прошёл почти год. И вот перед новым Днём Победы открываю «Шабалинский край» и вижу стихи А. Владимирова «День Победы», посвящённые его отцу. «Чеканя шаг под звон медалей, как будто молодой в строю, отец шагает на параде, и дети машут вслед ему.  Под блики звёзд солдатской славы я вижу смелого бойца. Он в рост штурмует те высоты и вновь уходит в тыл врага.  И вот я снова на параде, но нет здесь моего отца. И меньше стала та колонна, что из Берлина пешем шла. Склонились головы седые под залп у Вечного Огня.  Их подвиг помнит вся Россия и не забудет никогда». Вместе с автором этих проникновенных строк я призываю моих ровесников никогда не забывать о подвиге наших отцов и дедов.