«Вспоминая былое…»

564

Рубрика «Правнуки Победы».

Первоисточник продолжает проект «Правнуки Победы», в рамках которого мы публикуем работы кировских школьников, признанные лучшими на конкурсе сочинений о Героях Великой Отечественной войны. Напомним, конкурс проводился по инициативе депутата Законодательного собрания Кировской области Рахима Азимова. Победители – а это 30 школьников из 23 районов области – отправятся в Международный детский центр «Артек». Публиковать работы мы будем в течение всего мая.

Сегодня вашему вниманию стихотворение ученика школы села Суна Зуевского района Константина Жуйкова

Вспоминая былое…

Какую цену мы дадим вещам,
Которые сейчас своим избытком
Ломают полки, чахнут, будто хлам,
А ведь за них давали волю пыткам.

Такое время. Двадцать первый век.
Горами в магазинах хлеб навален,
А помнишь ли войну ты, человек?
Там самоцветы лишь за крошки отдавали.

И жизни отдавали, а точней,
Их забирали, будем без прикрас,
Известно множество печальных дней,
А вот ещё история для вас.

Не помнят год. Прошло полвека с лишним.
И имя города того со временем смело.
Но что известно, с точностью опишем,
О том, как с ужасом судьбу свело.

По слухам, шла зима в то время,
За всю историю не помнят холодней,
Ведь на земле войны лежало бремя,
И мерзли средь пожаров и огней,

Пожаров пламя. Грохот ежечасный.
Обстрелы пушек. Вражеский налёт.
Солдатский взвод уходит в бой опасный,
Гремит вдали немецкий пулемёт.

Ушли. Хоть четверть бы вернулась,
Им бы сдержать последнюю границу,
Она для многих смертью обернулась,
Им сон, наверно, даже не приснится.

Им больше не увидеть красок жизни,
Минуты замедляют свой разбег,
Последнее оставили отчизне,
Своею кровью окропили серый снег.

Темнеет. Снег с небес. Затишье.
Обломки. Ямы. Город пал.
Чернила ночи лезут в ниши,
Лежат поймавшие металл.

Все до последнего дорогой в вечность,
Без памяти имён ушли в века,
Но, может быть, на небе млечном,
Оставит след геройская строка…

Но вдруг, одно из тел очнулось,
Подняв свинец тяжёлый с глаз,
В нём пламя бледное проснулось,
В крови лицо, войны окрас.

Шевелит пальцами немного,
Узнать на месте ли они,
Ведь был у смертного порога,
Но выжил, смерти вопреки,

Солдат поднялся, еле дышит,
В следах от ссадин и рубцов.
В отчаянье сказал чуть слышно:
"Лишь я и город мертвецов".

Но делать нечего, со злобой,
Прокляв весь мир за то, что жив,
Пошёл вперёд пустой дорогой,
Идёт, о боли позабыв.

"Раз жив, придётся побороться,
Мне б голод утолить чуток,
А что ещё мне остаётся?
Лишь плюнуть пулею в висок"

На счастье, пуль уж не осталось,
Солдат скитался, сколько мог,
Забрался в дом, укрылся малость,
Давно от холода продрог.

Тревожный сон его замучил.
Но вдруг услышав скрип, он встал,
Подумал - немец, стали вручит,
Но лишь увидев, нож упал.

Стоял, в упор, смотря с опаской,
Мальчишка перед ним худой,
Держал лицо под грозной маской,
Сжимал наган одной рукой.

Глаза в глаза и не моргают,
На миг застыли их тела,
Хотя они ведь оба знают,
Что не враги, чего ж тогда?

Парнишка медленно, без шума,
Слагает пистолет к земле,
И каплю времени подумав,
Спросил бойца: «Ты хочешь есть?»

В ответ кивнул слегка, и вместе
Они вошли в чертог, а здесь,
Лишь стол, ну стены хоть на месте,
И можно прямо на пол сесть,

Парнишка скинул с плеч котомку,
Достал он свёрток из бумаг,
Раскрыл газету, на ней тонко,
Лежали ломти хлеба в ряд.

Смущенно и неторопливо
Солдат, не выдавая чувств,
Ждёт разрешенья терпеливо,
Хотя давно живот был пуст,

Пустой живот, пустынны мысли,
А в голове желанный хлеб,
Чуть голод с болью не загрызли,
И жадность требует просвет.

«Давай, бери, чего ты медлишь?
Немало этого добра,
Сказать где взял? Ты не поверишь,
У немцев я тайком забрал».

Солдат свою, развеяв муку,
Берет, кусает, ест. Он жив,
Пожал бы мальчику он руку,
Да ест, про всё совсем забыв.

Насытил голод ломтем хлеба,
Налил из фляжки жажде муть,
Но мальчик вдруг, посланник неба,
Идти собрался дальше в путь.

«Постой, куда же, там ведь немцы,-
Сказал солдат, схватив его,-
Один не смей, мы будем вместе»
А сам стоял он чуть живой.

«С тобой мне в тягость будет, дядя,
Но я вернусь к утру, дожди,
Поспи пока, - сказал он глядя, -
Мне нужно к немцам вновь идти,

Есть шанс убраться нам отсюда,
И нашим пользу принести,
Но путь за город будет труден,
Так что пока ты отдохни».

Ушел, ну что же, можно верить,
Закалка храбрости видна,
Солдат прилёг поспать у двери,
Во сне, конечно, сын, жена…

Колышет сон, толкает, душит.
«Вставай, пора, вставай, идём»
Вернулся парень, сон заглушен,
Со злобой новый день рождён.

На холод вновь. Темно и снежно.
Дорогой парень рассказал
Свой план. Спешил, шагал небрежно-
Солдат за ним не поспевал.

«У фрицев грузовик, в нём хлеб,
Оттуда я его таскал,
Сейчас все спят, ключей вот нет,
Ты бы помог и их забрал».

Пришли на место. Лагерь немцев.
Ни звука, тихо, враг уснул,
Ни шороха, ни скрипа дверцы,
Найти ключи и сразу в путь,

Но как ни мирно было, все же,
Стоял один там часовой,
Солдат смекнул, достал свой ножик,
Крадется мышью полевой.

Чуть вскрик негромкий - кровь хлестнула,
На снег ложится немец в раз,
Врагов ватага не проснулась,
Солдат терпения припас.

Залез он в дом, оплот фашистов.
Сказал малец через окно:
«Там комната пуста, там чисто».
Залез и - правда, никого,

Идёт он, помня наставленья,
Куда зайти и где забрать,
Спокойно, быстро, без смятенья,
Находит нужную кровать,

Ступает, думая ,потише,
Но скрипнул пол, проснулся враг,
Чуть крикнул, тут же он не дышит,
Ключи в кармане лишь забрать.

Забрал, но медлить уж не надо,
Бежать быстрее, со всех ног,
Проснулся дом фашистских гадов.
Солдат несётся на окно.

Прыжком он ловко, с пары метров,
И вот уже ногами в снег,
Мальчишка ждет его, не медля,
Как может, ускоряет бег,

В машину живо парень лезет,
Солдат спешит, ещё чуть-чуть,
Открыта дверь, спасеньем грезит,
Воткнуть ключи и повернуть,

Взревел мотор, сверкнули фары,
Слышна пальба немецких пуль,
Машина терпит все удары,
Солдат в руках сжимает руль.

Стекло в осколки разлетелось
Колёса набирают ход,
Пошло, помчалось, завертелось,
В ворота, дальше в поворот!

Умчались, чистая дорога,
Враги вдали, спокойный путь,
Молчания прервать не могут,
Удачу бы не отпугнуть,

Мальчишка с радостью, с дрожаньем,
Взглянул на спутника, а тот,
Сжимая зубы, с содроганьем,
Рукой уперся в свой живот.

Рука в крови, и льется алый
Без остановки жизни сок,
Солдат накинул взор усталый:
"Не бойся, живы мы, сынок".

Мальчишка снял с себя одежду,
Лоскут побольше оторвал,
Прижал сильнее, крепко держит,
Сам весь в крови, глаза в слезах,

Немного за город, там наши,
Спасенья привкус близок им,
Приехали." Беги, расскажешь",-
Солдат хрипит с последних сил.

Мальчишка выбежал и машет,
Кричит своим: "Скорей, сюда!"
Бегут уже в смятенье наши:
«Кого тут принесла беда ?»

Им в двух словах он всё поведал.
"Спасите, братцы, там солдат,
Он жив ещё, но сталь изведал".
Спешит сюда бегом медбрат.

Солдата вытащили к свету,
С лица огонь последний стёрт,
Несут его, идут по ветру,
Но поздно, поздно слишком. Мёртв.

Коленями к земле мальчишка,
Рыдает. Боль течёт из глаз.
Солдата где-то ждал сынишка,
С надеждой не услышать фраз...

Такая правда грудь сжимает,
Война дала немало бед,
Давно забыли и не знаем,
Как доставался людям хлеб…

Через года, уже не мальчик,
Стоял, прилавки озирая,
Он ждал спокойно своей сдачи,
Стоял, былое вспоминая.

"Прекрасно так под мирным небом!
…Когда-то не было просвета…
А полки ломятся от хлеба,
Вы счастливы. Цените это."