Никита Белых дал первое интервью в СИЗО

6681

Губернатор Кировской области собирается писать за решеткой исторические труды.

Никита Белых в СИЗО «Лефортово» уже третий день сидит на хлебе и воде. Однако голодает он не в качестве протеста, а потому, что опасается за здоровье (уверен, что без привычных лекарств пища может пойти во вред). Обозреватель «Московского комсомольца», правозащитница Ева Меркачева побывала в камере у Белых. Вопреки опасениям близких, он утверждает: стресса у него нет. Губернатор израсходовал уже 4 ручки – пишет письма друзьям.

Никита Белых сейчас на карантине, сидит в камере один. Ее «убранство» предельно аскетичное, нет ни телевизора, ни холодильника, ни книг. Впрочем, холодильник ему и ни к чему: из провизии в камере только вода (и то заканчивалась) и хлебные корки.

– Я ничего не ем. В последнее время принимал пищу вместе с лекарствами, и если буду есть без них, то будет плохо. Пока вопрос с препаратами решается, я поголодаю. Да мне и полезно, – говорит губернатор Кировской области.

– Это почему же ?
– Я ведь и до этого пытался сбросить вес. Был аж 137 кг! Посмотрите на мои старые фото. Это все от того, что я всегда старался выглядеть старше своего возраста. А то я ведь был чуть ли не самым молодым депутатом, чиновником. А когда перевалило за 40, стал, наоборот, думать о молодости. Так что начал сбрасывать вес. До поступления в СИЗО уже похудел почти на 30 кг, а тут за 3 дня сбросил 4 кило.

– Это ведь может быть опасно – так резко худеть!
– Вес все время замеряют, так что вы не волнуйтесь.

Помимо железной миски, ложки и чашки в камере Белых есть только два тазика, назначения которых он ещё не понял. Одежды минимум, и вся она казенная. Его собственные рубашку и джинсы, в которых был во время задержания, забрали на «прожарку» (дезинфекцию).

В тюремных штанах, черной майке и кожаных тапках смотрится Белых совсем не по-губернаторски. Но в целом довольно жизнерадостен и не кажется сломленным. Вообще каждый из губернаторов, привнёс в жизнь «Лефортово», скажем так, некое разнообразие. Вот Никита Белых уже исписал четыре ручки, и готовится за решёткой к написанию целых научных трудов по истории.

– Я историк по образованию. Готов заниматься интеллектуальным трудом, писать куда угодно на темы, что мне близки. Время теперь есть.

– Про тюрьму будете писать?
– Нет, зачем же. Я уже писал в свое время кандидатскую диссертацию про подневольный труд в лагерях в 1938-1953 годах.

Тогда я много изучал материалов ВятЛага НКВД. Пришел к выводу: труд заключенных на 40 % менее эффективен, чем труд вольных. Физический труд может даже сломить интеллектуально человека. К тому же заключенным на лесоповалах даже не доверяли нормальные инструменты — они пользовались чем придется. Стимула работать не было — наградой ведь могло быть только освобождение, а какой смысл властям был освобождать самого работоспособного?

– Вам нужна психологическая помощь? Близкие переживают, что вы испытываете сильнейший стресс.
– Нет, я в порядке. Вообще я как губернатор за 7,5 лет посетил много лагерей у себя в регионе. И я вам так скажу - ни в какое сравнение с "Лефортово" они не идут. Не зря его называют идеальным изолятором.

Надеюсь, что я не задержусь тут. Мне бы только адвоката своего увидеть поскорее. А так пока намерен читать Бродского. Люблю поэзию. Сам, кстати, тоже сочинял.

– Ого, может быть успели уже здесь написать пару строк?
– Нет, все таки стихи я бы писал в другом месте. Здесь сейчас пишу письма друзьям, четвертая ручка заканчивается. Потом начну писать научные работы. В СИЗО есть два позитивных момента....

– И какие же?
– Во-первых, худею. Во-вторых, с удовольствием побуду наедине с собой и литературой. В последние годы я всегда был в большом окружении людей. Так что уединения не хватало. Но главное, чтобы оно не затягивалось. Буду доказывать свою невиновность. На следователя, который против меня дело возбудил, явно свалилась удача...

– Ну вы зря так думаете — вы тут не первый и, думается, не последний губернатор.
– Ну у этого то следователя точно первый. За то, что вы проверили мои условия содержания, вам спасибо. Все тут отлично, но мне бы спортинвентарь. Гантели, гири, например.

– Исключено! Вы сами подумайте, разве можно заключенным такое, вдруг они по голове ударят сотрудников...
– Я бы точно не стал. А экспандер хотя бы?

– И его нельзя. Займитесь йогой, я всем советую.
– Попробую. Хотя я больше по «железу». Придумал! Буду изучать иностранные языки, чтобы отвлекаться.