Судьба дяди Вити. Откровенное интервью с Вятским модником

329

В очередной раз, выбирая нового героя для интервью, редакция «Первоисточника» остановилась на самом эпатажном жителе нашего города Викторе Казаковцеве. Кто–то его называет «Вятский модник», кто–то – «человек–праздник», а соседи обращаются к нему просто – «дядя Витя». В понедельник в 9 утра, взяв с собой фотоаппарат и диктофон, мы отправились в Вересники – именно здесь, в деревянном одноэтажном доме, и живёт наш герой. Несмотря на то, что мы приехали без предварительного звонка дядя Витя обрадовался нежданным гостям и с радостью пригласил к себе. Комната, где проживает Виктор Сергеевич, оказалась очень маленькой – стол, стул, кровать и шкаф с книгами. Большую часть жилища модника занимают его наряды.




– Проходите, садитесь, куда сможете.

– Здравствуйте, Виктор Сергеевич, мы хотим написать статью о вашей жизни.
– Хорошо. Тогда по порядку. Родился я в селе Верхотулье Арбажского района в 1946 году. Семья у нас была не полная. Папа жил не с нами. Братьев и сестёр у меня не было, поэтому рос я один.

– А вы общались со своим отцом?
– Он кузнецом работал. В детстве я в мастерской постоянно вокруг него крутился, а он со мной разговаривать не любил. Но обиды на него не держу.


– А как в Киров перебрались?
– Здесь я учился в культпросвет училище. Закончил его в 1965 году. После этого стал работать в Туже директором музыкальной школы. Проработав 4 года, я паралельно поступил на заочное отделение в институт культуры в Ленинграде, который находился в 300 метрах от Зимнего дворца. Меня всегда тянуло в северную столицу. В те времена этот город был кусочком свободного духа России. Мне всё равно было, в какое учебное заведение поступать, только бы в Ленинграде пожить. Так и ездил два раза в год туда на сессию. Среди наших преподавателей были известные композиторы, например, Игорь Цветков, который написал песню «Хоть поверьте, хоть проверьте...». Институт я закончил в 1974 году. Получил диплом руководителя оркестра народных инструментов. В 1975 году обратно в Киров приехал.


– И чем начали здесь заниматься?
– Позвали меня на лесобазу в Дом культуры баянистом. Через полгода стал заведующим. Занимался художественной самодеятельностью. Там она слаба была, а когда я стал работать, мне сказали, что клуб оживился. И мне даже, как перспективному культпросвет работнику, через полтора года дали квартиру. Но я быстро её обменял на этот дом, потому что шёл 1984 год. Запахло перестройкой и я понял, что пора мою благоустроенную коммуналку менять на квартиру с земельным участком.

– А вы были женаты?
– Был. В 69 году женился. Спустя 4 года разошлись, но я не люблю об этом говорить. И детей у меня нет.

– А хотели детей?
– С одной стороны, да. Но с другой – страшная жизнь у них была бы, неопределённая. Ведь образ жизни у меня цыганский. Поэтому жалко было бы детей. Хоть я и не священник, но всё же пионер и комсомолец – нам не полагается два раза жениться. Правда я и сейчас влюбляюсь.


– Насколько я помню, в начале года вы участвовали в передаче «Давай поженимся». За невестой ездили?
– Да нет, такой цели не было. До «Давай поженимся» я ездил к Геннадию Малахову на передачу «Доброго здоровьица». Как было дело? Просто однажды ко мне домой приехал Владислав Крысов, кировский журналист. Он сказал, что надо поехать на Первый канал показать костюмы. Я приехал туда, но мне сообщили, что показа не будет, зато я должен принять участие в спектакле. Оказалось, что это передача «Доброго здоровьица». Было неожидано, поэтому и выступление, с моей точки зрения, было сумбурным. Ничего не объяснили, только рассказали мою роль, я вышел и начал импровизировать. А когда спектакль закончился, девчонки с других передач подбежали ко мне и спросили: «Не могли бы вы ещё у нас в передаче поучаствовать «Давай поженимся»?». Ну я и подумал, почему бы нет, за казённый то счёт. Я не копейки не потратил. И вот через две недели поехал опять в Москву.

– Понравилось ли вам общаться со звёздами?
– Очень. И хоть, например, с Малаховым у нас общения не долгое было, но он человек доброжелательный, по отношению к нам, к приезжим. Я даже этого не ожидал. Ну и, конечно, актриса Лариса Гузеева — замечательный человек.


– Расскажите, когда начали модничать?
– 7 лет назад я вышел на пенсию. Делать ведь нечего, поэтому и начал создавать образы. У меня к этому душа всегда стремилась. Когда я работал в домах культуры, к нам было требование, чтобы мы, работники, одевались лучше, чем другие. Но тогда нельзя было одеваться по своему усмотрению. Только классический костюм, бороду нельзя было носить. Партийные указания едины для всех. А когда наступил 93–ий и наше общество стало ориентировано на буржуразное развитие, я сразу подумал, что буду такие наряды шить, чтобы даже лошади оглядывались. Так и вышло.

– Нравятся, как на вас смотрят?
– Конечно, реакция приятная. Иду по улице, а мне улыбаются молодые люди. А у тех, кто постарше, зачастую недовольное выражение лица. Но это ествественно, так как законы, систему жизни сменить можно, а мировозрение людское сто лет не изменится. Молодые – одни ведь в демократии родились, они не знают, что такое советская власть.


– Что планируете ещё сшить?
– На 800 лет мне хватит костюмов точно, а 900 мне не прожить. Поэтому планов у меня нет. Но есть заготовки, например, на костюм ихтиандра. Надо бы сделать, но всё руки не доходят. Здоровье уже не то: одна болезнь появится, потом другая. Хотя я не пью и не курю. Стараюсь пешком ходить, но на автобусе тоже катаюсь. Пенсия есть и её надо «разлахматить». Люблю потратиться на одежду. В секонд хендах я постоянный клиент, мне даже там делают скидки, а иногда и подарки. Вот недавно подарили рубашку, так что ждите новый образ.

Беседовала Светлана Воробьёва.
Фото: 1istochnik / Всеволод Васенин.