Как Шнейдер увидел призрак и выкинул серебро

История Карла Отто, отца-основателя «Вятича» нашего, как история жизни любого человека, - причудливая смесь легенд и фактов. Если две даты – 1901, начало работы баварского пивовара/* у Александровых, и 1903, год закладки им собственного завода, – точные факты, то начало промышленного пивоварения в Кирове украшено двумя историями. И, пока «Вятич» не выпустил полноценного фильма, расскажем их как наброски к его сценарию.

Итак, проработав два года на Слободском пивоваренном заводе купцов Александровых, Карл Шнейдер ушел. Те, кто топит за почивший в бозе Слободской завод (искренняя жалость возникает, когда смотришь на его величественные, но разрушенные здания), обвиняют проклятого иноагента в том, что немец-проныра, за два года выучив пивной рынок Российской Империи и завязав нужные контакты, просто шваркнул через колено простодушных русских купцов.

Любителям этой версии можно порекомендовать посмотреть биографии людей, основавших и управлявших «Торговым домом Александровых». На лохов деревенских они не тянут, скорей это они могли через колено тревожного пассажира.

Вторая версия – «Их разлучила вода». Качество воды на самом Слободском заводе было не айс, ее приходилось тянуть из соседней слободы водопроводом. А для пивоваренной отрасли качество воды вопрос ключевой. Брал ли Шнейдер пробы воды из вятских источников по поручению Александрова, сделал ли это по чьем-то совету, или на свой страх и риск – мы не знаем.

Скорей всего, обе версии правы: Шнейдер начал задумываться о собственном предприятии, а качество воды на Вятке подтолкнуло его к уходу от своего работодателя.

Как бы то ни было, 28 марта 1903 года он регистрирует «Товарищество Вятского пивоваренного завода К.О.Шнейдера и Г.Н.Шмелева». Вы спросите, кто такой «Шмелев Г.Н.» и нафига он сдался Карлу? Увы, как иноагент (потом он за это еще хлебнет горюшка), Шнейдер не мог в России, которую мы потеряли, владеть собственным предприятием.

Поэтому и возник зиц-председатель, костромской мещанин Шмелев.
А вот к самой закладке завода руку приложил Шекспир.

Тень отца Шнейдера

Место, на котором сегодня стоит сейчас известный всей стране производитель «Вятского кваса» (точнее, дом с постройками), принадлежало вятскому купцу Казенину А.А. Расположен он (сам дом сохранен как одно из зданий завода) недалеко от Кировского пассажирского вокзала, что мог учитывать Карл Шнейдер. А мог и не. Потому что сама станция была построена в 1897 году, за шесть лет до описываемых событий. Но движение на Санкт-Петербург, ко двору Его Императорского Величества, открылось только в 1905.

Представим себе бородатого, плотного, осанистого немца. Одетого по типу «приличного человека» (пальто, шляпа, ботинки) 1903 года. Он заходит в добротный трехэтажный дом, поднимается на второй этаж. Хозяин не поспевает за потенциальным покупателем, слышна его речь на лестнице. Карл Отто, добропорядочный лютеранин, входит в полутемный коридор.
И замирает на месте.

Деревенеет, холодеет, покрывается потом.

Потому что из стены к нему выходит туманная, но довольно хорошо выглядящая тень покойного отца.
И эта тень произносит знакомым, поставленным голосом жителя Баварии:
- Brauerei muss hier sein!/**

Что в переводе на русский означает «сынуля, хватит дергаться, строй завод «Вятич»!».
Именно с этого места в фильме мы видим, как растут цеха, ставятся варочные чаны, меняется униформа работников, пролетают войны и революции, моды, цари, генсеки и президенты, форма бутылок, этикетки и сорта, - и над всем этим гордо возносится надпись «ВЯТИЧ».

Хороший, годный сюжет.

Все-таки, Карл Отто работал в Англии, где и получил свидетельство «мастера по сортам верхового брожения». Именно в творении английского автора, тов. Шекспира, в пьесе «Гамлет» есть тень отца, которая говорит с сыном, причем сообщает ему судьбоносные сведения.
Он вполне мог рассказать это, как курьез, на каком-нибудь обеде «Вятского общества охотников», где Шнейдер был председателем. И байка, которую не может проверить ни психиатр, ни священник, пошла гулять.

Хотя… дом Казенина стоит, его видят экскурсанты, приезжающие на завод со всей страны (когда пандемии будет кирдык и откроют границы, будут и со всего мира), и он действительно был куплен в 1903 году.

А про серебро… – продолжим на следующей неделе.

*/ - строго говоря, Карл Отто Август Шнейдер был саксен-мейнингенским подданным, т.е. прописка у него была в Тюрингии, а не в Баварии. Хотя Шнейдеры – это династия именно баварских пивоваров.
/**Пивоварня должна быть здесь! Перевод с нем.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться