Вятские Том Сойеры

Руководитель проекта рассказала, как волонтеры спасают культурное наследие Кирова.

Том Сойер Фест на Вятке

В современном мире сохранение культурного наследия стало большой проблемой. Культурное наследие — это не только памятники, дома, особняки и храмы, но и история, традиции, а также достижения наших предков в области культуры. Многие объекты со временем утратили свою ценность. Мы стали забывать свою историю и культуру. В Кирове привлечь внимание общественности к этой проблеме стараются волонтеры.

Елена Кустова является профессором истории и политических наук ВятГУ, а также координатором движения «Том Сойер Фест на Вятке». По словам профессора, все началось с Владимира Любимого. Они вместе много лет занимались изучением Вятки, работали в краеведческом музее и порядка 15 лет ходили в экспедиции по русскому Северу.

Он влюбил меня в русский Север и в этот город, - признается Елена Кустова. - Он всю жизнь боролся за старые дома Кирова, но не очень успешно, потому что строительный бизнес оказывается гораздо сильнее. Он чувствовал боль за уходящую Вятку, и с болью нужно было что-то делать. Тут есть два варианта: либо ругать всех, кто занимается сносом исторических зданий, либо что-то делать самому.

Во время поисков идеи, как сохранить культурное наследие, профессор узнала о проекте «Том Сойер Фест». В 2018 году она съездила в школу этого проекта и решила запустить такое же движение в Кирове.

Проект «Том Сойер Фест» зародился в 2015 году в Самаре. Инициатором его был Андрей Кочетков. На сегодняшний день движение охватывает более 40 городов России и за рубежом.

Мы очень часто ругаем чиновников, за то, что они ничего не делают. На самом деле у нас много проблем с финансами, с законами. Поэтому идея проекта как раз в том, чтобы привлечь к этой проблеме общественность. И привлечь не критикой, а хорошими делами, - рассказала Елена Кустова.

В Самаре движение началось с того, что волонтеры решили отремонтировать дом. Потом взяли еще один, после еще и еще, и так получился целый фрагмент улицы, который привлек внимание жителей, потому что улица центральная. Этот пример стал заразителен для других городов.

Мы подключились к этому процессу в 2018 году, - сообщила координатор движения. - Причем Андрей не заставлял всех повторять за ним, он попытался создать базу для помощи ребятам в других городах.

Сейчас проект расширился и Андрей Кочетков создал школу «Том Сойер Фест», куда приглашают волонтеров на обучение. В качестве преподавателей выступают специалисты разного рода, знания которых могут пригодиться участникам движения во время реставрации.

Наша команда состоит в основном из гуманитариев, это учителя. И, конечно, специальных знаний не хватает. Тут нельзя сказать: «Эй, волонтеры, давайте покрасим забор, как Том Сойер в своем время!». Все работы должны быть сделаны хорошо, потому что любой негативный опыт сразу перечеркивает все добрые дела. Лозунг у этого движения: «То, что мы делаем, мы делаем качественно». И второй лозунг: «Это движение должно быть вне политики». Потому что очень важно, как раз объединить людей на фоне идеи сохранения культурного наследия, - подчеркнула Елена Кустова.

В нашем вятском проекте собралась команда из 5 человек, это те, кто ходят постоянно, принимают участие, обсуждают вопросы. Во время работ к команде подключаются добровольцы. По словам координатора, в целом за год к ним приходит 50 человек. Кто-то на 1 раз, кто-то на 2-3 раза, кто-то в зависимости от своих возможностей. Состав постоянно обновляется.

Мы особо никого не маним, у нас есть страницы в социальных сетях. Там мы выкладываем информацию об истории Вятки, какие-то проблемы, которые связаны с сохранением культурного наследия и то, чем мы занимаемся. Очень много людей, которые переживают также, как и мы. И когда они видят людей близких к себе по духу, они приходят. Это люди, которые очень переживают за культурное наследие Вятки, и не просто переживают, а готовы что-то сделать своими руками, - добавила Елена Кустова.

После того, как собралась команда можно было приступать к реставрации. Но найти объект оказалось не так просто. Самара, где все началось, очень сильно отличается от Вятки. Там много деревянных домов, которые по силам восстановить волонтерам. У нас же практически деревянных зданий не осталось. Раньше на Вятке было около 600 деревянных домов, сейчас осталось около 70. Большая часть из них, скорее всего, уйдет под снос по программе расселения аварийного жилья, поэтому сегодня есть реальная угроза, что мы вообще потеряем деревянное наследие.

К сожалению, те деревянные дома, что мы ищем, либо аварийные и делать их не имеет смысла, потому что их скоро снесут, либо это объекты культурного наследия, на которых могут работать только специализированные фирмы, - рассказала профессор.

Любую работу сложно начинать с нуля, тем более ремонтировать дом, не имея ни команды, ни средств, ни связей. Но, тем не менее, волонтеры нашли дом.

Это был кирпичный дом на Спасской, 38. Он показался нам небольшим. Мы думали, что там смоем краску, останется кирпич и будет у нас объект, приведенный в порядок.

В итоге реставрация растянулась на 5 месяцев ежедневной работы. Когда смыли краску, обнаружились очень большие утраты кирпича, которые были замазаны цементом. Нужно было искать кирпич.

Там была целая интересная эпопея, когда мы по всему городу искали старинный кирпич. Потому что я историк, мне принципиально важно, чтобы материал был близок к той эпохе. Для меня важно сохранить дух времени. В это время шла реставрация Благородного собрания на перекрестке улиц Ленина и Спасской. Рабочие как раз разобрали целую большую стену. Кирпичи им оказались не нужны, и мы вывезли порядка 300 кирпичей, которые стали основой тех дыр, которые были заполнены цементом. Помимо этого, мы отремонтировали крышу. Недавно я там была и все, что мы сделали сохранилось, - сообщила Елена Кустова.

После такого удачного опыта волонтеры решили не останавливаться на достигнутом и во второй год взяли дом на Мопра, 19б. Он мало заметен для жителей города, потому что был окружен деревьями и новыми зданиями. У активистов уже была договоренность о ремонте этого дома, проведены субботники. Но буквально за неделю до работ им сообщили, что дом оказался объектом судебных разбирательств, то есть область решила его отсудить у собственника. В итоге работы там были запрещены.

Чтобы сезон не пропал, мы решили провести субботники около объектов культурного наследия, которых у нас немало. Многие из них заброшены, там уже вроде свалки, на которых обитают люди неблагополучные в социальном отношении, - рассказала Елена Кустова.

Силами волонтеров было прибрано 5 домов. В том числе три дома артели Джмухадзе. К сожалению, все они аварийные. Чисто стало и у известного китайского домика на Свободы, 77а, и у дома на Преображенской, 39.

Когда мы прибирались у дома, который находится напротив Вятской гуманитарной гимназии, там была трава высотой с человеческий рост и кучи мусора. А в 2020 году на том месте сделали цветники. Вроде с одной стороны говорят, что сумасшедшие приходят, копаются и толку от этого нет, но на самом деле я думаю, что есть. Ты показываешь человеку, что у тебя может быть хорошо под твоим носом. Люди это чувствуют и иногда поддерживают, - рассказала координатор движения.

В прошлом году волонтеры выбрали здание на улице Орловской, 44. В этом доме провел свои ранние годы художник Николай Жуков. Активисты договорились с хозяевами дома о ремонте, но в феврале дом объявили аварийным и жильцам пообещали новые квартиры. После этого жители запретили ремонтировать дом, испугавшись, что в таком случае их не переселят.

После очередной неудачи волонтеры стали искать новый объект. В 2019 году они вместе с Алексеем Фоминых снимали репортаж про последний фрагмент

Вятского Кремля. Он имел свои оборонительные сооружения, но потом, как известно, сгорел. В XIX веке была построена стена с башенками, имитирующая Кремль. В советское время стена была разрушена и остался лишь последний фрагмент между домами 26 и 28 на Динамовском проезде.

Раньше к тому фрагменту подойти было практически невозможно, там была свалка. Те, кто живут в соседних домах, даже близко туда не подходили. Мы начали с того, что вырубили часть деревьев, прибрали сквер, освободили участок от мусора, и открылся совершенно бесподобный вид на Трифонов монастырь. Потом это место так быстро завоевало популярность, что, когда был пленэр наших художников, они приехали именно сюда, - рассказала Елена Кустова.

После приборки у активистов возникла идея восстановить арку, которая была разрушена. Была идея и благоустройства участка. В этом году участники движения «Том Сойер Фест» подали заявку на грант на создание в сквере дорожки и высадку растений.

Очень не хватает информации об этом месте, потому что это место - архиерейское подворье, - признается Елена Кустова. - И эти дома 26 и 28 – это дома архиерейских служителей и певчих, которые там проживали. К тому же, осталось и здание духовной консистории, там же находится архиерейский дом, конюшня. Все это дома середины XVIII начала XIX века.

Помимо этого, у активистов есть идея создать свой музей реконструкторов в юго-западной башне Трифонова монастыря. Башня много лет стоит заброшенная и со временем начала разрушаться. Она аварийная и стала угрожать соседним домам. Но есть возможность ее отремонтировать и дать вторую жизнь в виде музея.

Все реставрационные работы очень затратны. В первый год помощь проекту оказал фонд «Внимание» Ильи Варламова. Со временем волонтерам стали помогать федеральные фирмы. Они дают материалы. Кто-то за пол стоимости, кто-то безвозмездно. Также есть и частные пожертвования, но они небольшие.

За все время в память о сохраненном культурном наследии у волонтеров появилась коллекция кирпичей из Благородного собрания и дома на Ленина, 110б.

У нас есть большеразмерный кирпич XIX века и кирпичи со счетными знаками. Еще когда разбирали дом на Ленина, нашли очень интересную вещь – решетки на окнах с завитками в виде какого-то растения. Интересно то, что решетки гораздо старше самого дома. Их использовали еще в XVI - XVII веках. Как они оказались на доме XIX века — загадка. Мы сохранили эти решетки. Так что возможно, когда у нас будет помещение, мы создадим какой-то свой небольшой музей, - поделилась Елена Кустова.

Сейчас у участников проекта «Том Сойер Фест» появилось небольшое помещение в подвале, но волонтеры не могут сделать там очень нужную им мастерскую, не говоря уже о музее. Этой весной им удалось спасти наличники с одного из сносимых домов. По словам координатора движения, состояние их плачевное, надо ими заниматься, но для этого нужно помещение побольше.

Конечно есть мечта куда-нибудь эти наличники пристроить, чтобы вторая жизнь у них тоже продолжилась.

Сохранить все объекты культурного наследия невозможно нигде. Утраты бывают по двум причинам: первая, у нас нет продуманной политики по сохранению таких объектов, вторая, администрация заинтересована избавиться от этих домов. Но спасти такие дома возможно. Один из способов — это убрать объект из списка культурного наследия. Такой опыт был и в Кирове.

В 2017 году должны были снести дома Лебедевых на Дерендяева, 61 и 61а. Два дома с совершенно уникальными наличниками, так называемыми барельефными. Мне тогда сказали, что ничего сделать нельзя, все под снос. Но знакомые подсказали, что можно попробовать сделать заявление с исторической справкой, с обоснованием кто там жил, а там жили очень известные люди, доказать значимость домов для города. И тогда впервые мне удалось спасти дома от сноса, - с гордостью рассказала Елена Кустова.

Мы не ценим дома, как объекты прошлого. Память со временем становится не так важна. К домам очень часто относятся как к деревяшкам, которые нужно побыстрее убрать и забыть, как некую проблему. Объекты культурного наследия – это огромный потенциал, который нужно развивать области. Мы очень много говорим об истории, но человек знает историю тогда, когда он в ней проживает. Сейчас к сожалению, теряется облик старинного города. Вырастают совсем другие люди. У каждого города должно быть лицо. Если мы свое лицо потеряем, а оно в истории, в тех домах, которые есть, мы станем безликими.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться