Ароматы пьяного хулиганства и другие издержки труда дружинников

Репортаж Полины Вылегжаниной о совместной работе полиции и ДНД, а также о неожиданной роли понятой при оформлении дебоширки из пельменной.

Администрация Кирова/Полина ВылегжанинаАдминистрация Кирова/Полина Вылегжанина

Добровольная народная дружина (для удобства многие сокращают до ДНД) – организация, которая на добровольных началах оказывает содействие правоохранительным органам в охране общественного порядка. Простыми словами, дружинники нужны для наиболее эффективного совместного патрулирования. К середине октября в ДНД в Кирове насчитывалось 482 человека (в области их число превышает 3 тысячи дружинников).

Работой ДНД я заинтересовалась после того, как однажды увидела их в патруле вместе с сотрудниками полиции в районе Театральной площади. Не заметить гражданских в ярких жилетах и с красными повязками на руке очень трудно. Поспрашивав у знакомых, выяснилось, что про их деятельность никто не знает. Запрос на интересующую тему в интернете выдал только сухие документы, которые, как мне показалось, не дают представления о реальной работе этих людей. Поэтому я решила съездить на одно патрулирование вместе с ними и узнать, какова реальная деятельность дружинников и насколько это тяжело.

По данным начальника УМВД России по г. Кирову Александра Вдовкина, за прошедшие 8 месяцев уровень преступности в областном центре вырос на 7 %, при этом раскрываемость преступлений составила 51 %, и это самый высокий показатель за последние годы.

Мой путь начался у дежурной части полиции на ул. Красина. Меня встретил сотрудник полиции и проводил в служебный автобус. Внешне он ничем не отличается от обычного заказного – принадлежность правоохранительным органам его выдают только пассажиры в форме. В этот вечер дружина, к которой меня закрепили, должна была содействовать в патрулировании автовокзала. Как я узнала позже, этот отдел полиции отвечает за Ленинский район, а если, к примеру, дружинник патрулирует Театральную площадь, то его путь начинается в отделе на ул. Профсоюзной.

Перед патрулированием дружинники обязательно проходят инструктаж. Смена ДНД длится 4 часа. Обычно с 16:30 до 20:30, но есть возможность выйти с 14:00 до 18:00.

Когда мы приехали на место, в салоне автобуса зажёгся свет.

«А почему он синий?», - поинтересовалась я у полицейского, который ехал со мной. Он немного смутился и отшутился. Похоже, никто не задавался этим вопросом ранее.

Зайдя в комнату полиции на автовокзале, я удивилась её размерам. Шириной меньше двух метров, а в длину, как мне показалось, меньше десяти. На противоположной от окна стороне – решётка. Здесь находятся задержанные до приезда экипажа, который отвезёт их в отдел для оформления. Две небольшие скамейки для полицейских, между которыми находится стол, вешалка для вещей и полка с микроволновкой. Если не обращать внимание на клетку в другой части комнаты, то помещение вполне можно принять за обычную комнату отдыха на каком-нибудь производстве.

Я и двое других дружинников присели на скамейки, ожидая начало патрулирования. Точнее, дружинницы. Ещё в автобусе я заметила, что на соседних местах со мной сидят две девушки. В представлении обычного человека за общественным порядком полиции помогают следить крупные мужчины, но это оказалось не совсем так. Рита и Алёна – хрупкие девушки, не первый раз выходящие с полицией на патруль. Позже они рассказали, что в дружину идут абсолютно разные люди. И работники кировских заводов (некоторые предприятия поощряют участие сотрудников в добровольных объединениях), и студенты, и просто неравнодушные граждане. Пол и возраст, как оказалось, не играют значения, ведь добровольцы для полиции – глаза. Они не могут задерживать правонарушителей, но могут обратить внимание сотрудников ППС на подозрительных граждан. А ещё выступать в качестве понятых, в чём я смогла убедиться через несколько часов.

Рита – студентка юридического и в дружине проходит практику. Помогая сотрудникам полиции, можно не только посмотреть на реальную работу, но и получить хорошую рекомендацию, в чём заинтересованы многие учащиеся профильных направлений. Алёна же учится в медицинском университете, и в ДНД попала по зову души. У каждого дружинника есть удостоверение, данные которого записывают правоохранители, когда добровольцы прибывают на место, а также опознавательные знаки. Обычно дружину узнают по красным повязкам на руке, но это может быть и неоново-зеленый жилет, либо всё вместе. После того, как мои спутницы повязали на руки повязки, мы отправились на патрулирование.

Дружинники, чаще всего содействуют пешим экипажам. Обычно, это сотрудники ППС, но на несение такой службы могут вызвать всех, даже тех, кто обычно занимается кабинетной работой.

Территория нашего патрулирования – автовокзал и прилегающая к нему территория. Идя бодрым шагом за полицейскими (для журналиста с низкой физподготовкой темп показался непривычно быстрым), мы всматривались с проходящих мимо людей. Однако, меньше чем через десять минут патрулирования улицы, сотрудники заметили странную активность в одном из кафе на ул. Азина. Сквозь большое окно было видно нетрезвую компанию, которая о чем-то жарко спорила. Зайдя в пельменную, нос почувствовал резкий неприятный запах. Несмотря на аромат пельменей, уксус, который подают к блюдам, дебоширы разлили и изнутри заведения чувствовался плотный уксусный запах. Тогда в первый, но не последний раз за вечер я задумывалась о тяжелой доле сотрудников полиции с чувствительным обонянием.

Внутри кафе было все как обычно, если не обращать внимание на шумную компанию у выхода. Первым делом полицейские подошли к дебоширам, представились и попросили успокоиться. По всей видимости, люди в форме немного испугали компанию и, не желая дальнейших неприятностей, выпивохи начали что-то говорить про такси. Одна из моих спутниц заметила, что вряд ли пассажиров в таком состоянии кто-то согласится везти домой, но выйти на улицу им не помешали. Однако, женщина из этой компании начала вести себя неадекватно: пыталась дотронуться до сотрудника при исполнении, кричала, пыталась закурить прямо в помещении. Пока один из сотрудников брал у бармена объяснение произошедшего (необходимая процедура), второй пытался успокоить нетрезвую даму. Мы с дружинниками стояли чуть в сторону, чтобы, в случае приступа агрессии, женщина не навредила нам. После оформления бумаг, полицейские взяли нетрезвую дебоширку под руки и предложили пройти с ними до комнаты полиции. Выходя из кафе я заметила, что её друзья сидели на лестнице у входа. Наверное, все еще ждали такси.

Почему из всей компании сотрудники задержали только одного человека, мне объяснили чуть позже. Полиция работает последовательно, и если убрать из компании зачинщика, то с большой вероятностью остальные просто уйдут домой.

Обратный путь занял у нас в два раза больше времени, потому что задержанная не хотела идти самостоятельно и решила, что лучшее решение – упасть на землю. Но лето давно закончилось, а асфальт оказался холодным, поэтому спустя некоторое время женщина неохотно встала на ноги и продолжила путь до комнаты полиции.

В дежурной комнате, женщину завели за решетку и закрыли её на замок. Теперь необходимо дождаться экипажа, который бы доставил её в отдел на ул. Красина.

Пока мы с дружинниками стояли в «предбаннике» кабинета и обсуждали произошедшее, полицейские начали оформлять необходимые документы. Больше всего поразило их спокойствие, потому что пока сержант ровным почерком заполнял рапорт, женщина не переставала кричать. Так она выражала свой протест против задержания. Женщина кричала так громко, что её было слышно даже на улице. Спустя несколько часов я удивилась стойкости её голосовых связок. Однако, основания для задержания за мелкое хулиганство были налицо, а значит наказание только вопрос времени.

Около сорока минут мы с девушками стояли перед комнатой, прежде чем внутри началось какое-то активное движение. Послышался звук открывающегося замка, полицейские зашли за решётку. Я выглянула из-за двери и увидела защелкивающиеся наручники на запястьях задержанной. Женщина попыталась порезать себе предплечья ключами.

Спустя ещё несколько минут мы поняли, что это надолго и прошли с девушками в комнату, скромно присаживаясь на скамейки. По просьбе задержанной ей вызвали скорую помощь. Увидев бригаду скорой, хулиганка перестала кричать. Приехавшая на место бригада, осмотрела «пациентку», и не выявила показаний к экстренной госпитализации. И остались ждать прибытия экипажа, который отвезет её в отдел.

Через пару часов задержанная успокоилась, и полицейские согласились снять ей наручники, если она не будет делать ничего плохого. Как только запястья освободились, в кармане её куртки зазвонил телефон. После разговора на повышенных тонах кто-то на том конце трубки подсказал ей, что за нарушение по административной статье задержать могут только три часа. Дама заметно ободрилась, сбросила трубку и, вновь на повышенных тонах, начала обращаться к сидящим в комнате сотрудникам. Только она не учла, что полиция знает законы лучше нее и правило трёх часов действует в случае, если личность задержанного установлена. Все несколько часов, которые мы сидели в полицейской комнате, сотрудники пытались узнать её личные данные, но она наотрез отказывалась им что-то говорить, оскорбляла и отворачивалась к стене. Пара оскорблений досталась даже нам с девушками-дружиннками, что было не очень приятно.

Наша смена закончилась в 20:30 – раньше ДНД, даже в таких случаях, как описываемый, уходить не может. Уже после окончания «смены» нас попросили остаться, чтобы побыть в отделе понятыми, которыми может быть человек одного пола с задержанным. Риту, как живущую за городом, отпустили, а нас с Алёной после посещение дежурного отдела обещали отвезти домой.

Интересно, что все это время на задержанную женщину была направлена камера, которая обычно висит у полицейских на груди. Это на случай, если женщина захочет пожаловаться в прокуратуру на плохое обращение с ней. К слову, пока мы ждали, она успела позвонить, судя по ее словам, в полицию.

- Звонить в полицию, сидя за решёткой? И часто у вас такое?
- Бывает частенько, - сержант пожал плечами и продолжил заполнять документы.

Спустя ещё час экипаж приехал забирать задержанную, а вскоре после этого в отдел выдвинулись и мы.

Комната полиции на автовокзале запомнится мне спокойными, но общительными полицейскими, разбитой на входе лестницей и криками, от которых дрожат стёкла. Хотелось бы обратить внимание администрации города на разрушенную лестницу, потому что в тёмное время суток и в непогоду очень легко на ней покалечиться.

В машине, которая привезла в отдел, мы просидели ещё полчаса, потому что была очередь «на приём». Вторая (или уже третья?) серия ожидания ждала нас внутри отдела, пока полицейские оформят документы. Там было стоять менее приятно, чем сидеть в тёплой машине, потому что даже у входа чувствуется этот своеобразный аромат, идущий от камер временного содержания. В комнате полиции пахло алкоголем, так как задержанная была очень пьяна. Там же запахи, видимо, всех биологических процессов человека перемешались, в результате получив тяжелое амбре. Пока мы стояли, ожидая полицейского женского пола для досмотра, я не могла перестать думать о запахе, и чувствительных людях, которым не везло здесь оказаться.

Процедура досмотра прошла достаточно быстро. Сотрудница при нас переписывала все, что было у задержанной (телефон, ключи и сумка), мы расписались в протоколе и вышли из отдела. Домой нас, как и обещали отвезли. Интересный опыт, потому что до этого на полицейской машине мне поездить не удавалось. Оно, наверное, и к лучшему.

Реклама. ПАО "НБД-Банк". ИНН: 5200000222. erid: 2SDnjc1g1Jp
Реклама. ООО Первоисточник. ИНН 4345507889. erid: Kra23a1p3
Реклама. ООО Первоисточник. ИНН 4345507889. erid: Kra23xqiG
Реклама. ООО Первоисточник. ИНН 4345507889. erid: Kra23Yhhn