Чтобы оставаться «четвёртой властью» журналистам придется задуматься о шифровании

С прошлого века СМИ называют «четвертой властью». И все из-за того, что журналисты и репортеры по всей планете находят то, что зачастую спрятано от глаз, и правдиво рассказывают о событиях и фактах, которые могут не только «развлечь», но и изменить ход истории.

244

Так, в середине 90-х в Ирландии материалы (и, впоследствии, гибель) журналистки Вероники Герин оказались решающими в войне с наркотиками и подтолкнули жителей Ирландии к действиям. Тысячи людей приняли участие в протестах, менее чем через неделю после её смерти на заседании парламента была изменена конституция Республики Ирландия, что позволило Верховному суду заморозить активы наркобаронов. В том же году было создано Бюро по преступным доходам, наделённое полномочиями конфискации имущества преступников. К следующему году уровень преступности упал на 15%.

Двадцать лет спустя журналистика продолжает говорить в голос и вершить историю. Утечки в СМИ уже вынудили к уходу в отставку советника по национальной безопасности Майкла Флинна и привели к потоку статей о сделках администрации Трампа с российским правительством, при этом сам Трамп публично призвал Министерство юстиции к проведению расследования. Более того, президент США фактически объявил «охоту на ведьм»: «Мы собираемся найти информаторов. Они заплатят большую цену».

Каждый репортер знает, насколько важны источники, поэтому защита информации и информатора является для журналистов основополагающей. При этом несмотря на работу в реалиях современного цифрового мира, в котором «уши» и «глаза» в пару кликов проникают в компьютеры и мобильные устройства, большинство репортеров по-прежнему не шифруют свои телефонные звонки или продолжают пользоваться незащищенными мессенджерами. В качестве примера того, чем может быть чревата история с небезопасными каналами коммуникаций, можно привести случай репортера The New York Times Джеймса Ризена и его информатора Джеффри Стерлинга. Письма и телефонные записи между ними были использованы в деле против Стерлинга, который в настоящее время отбывает трехлетний тюремный срок за шпионаж. Эти записи возможно даже бы не существовали, если бы Ризен воспользовался инструментами, обеспечивающими конфиденциальность.

Взаимодействие репортера с его источником сродни работе адвоката с его клиентом, где конфиденциальность и сохранение тайны являются определяющими. Источники не должны подвергаться огромным рискам, чтобы донести до журналистов значимую информацию, которая должна стать достоянием общественности.

Чтобы журналисты могли без страха отстаивать свою точку зрения, рассказывать истории людей и показывать альтернативные версии происходящих событий, они должны быть уверены в безопасности, забота о которой должна лечь на плечи руководителей СМИ. Как и в случае с адвокатами, стоит использовать инструменты, которые помогут сохранить «тайну своих». Самое простое – ввести единый стандарт обеспечения конфиденциальности для всех сотрудников издания. Актуальным каналом взаимодействия для журналистов могут стать защищенные мессенджеры.

Так, например, для того, чтобы наладить конфиденциальные и оперативные коммуникации представители Московской коллегии адвокатов «МАГНЕТАР» одними из первых перешли на защищенную корпоративную платформу «СИБРУС», которая совмещает в себе весь набор инструментов для бизнес-общения и является крепостью, которую контролирует только ее владелец. Данное ПО не только обеспечивает безопасность данных на всех участках сети: во время

передачи, хранения на устройствах, а также на самом сервере, но и может позаботиться об информации даже в экстренном случае – например, если устройством завладеют третьи лица.

Слежка за журналистами и их информаторами может привести к масштабным последствиям для демократии и свободы прессы как таковой. СМИ не смогут остаться «четвертой властью», если журналисты не будут расследовать сложные дела, общаться со своими источниками и писать честные материалы, не беспокоясь о том, что кто-то смотрит за их работой через плечо. В начале июня РИА Новости с отсылкой на New York Post написали, что Министерство юстиции США получило ордер на электронную слежку за рядом журналистов в рамках расследования утечек из Белого дома в СМИ. В конце июня история «надзора» за журналистами «всплыла» уже в соседней стране. BBC сообщили, что несколько известных мексиканских журналистов и оппозиционных активистов обвинили правительство в слежке и взломе их телефонов. Правозащитники утверждают, что вместо того, чтобы вести слежку за подозреваемыми в совершении преступлений, власти Мексики следили за журналистами и активистами, выступающими против коррупции.

Девять человек, заподозривших слежку, обратились с исками в суд. В частности, в преступной деятельности правительство обвинила журналистка Кармен Аристеги, благодаря которой в 2014 году было предано огласке дело с покупкой женой президента Мексики Энрике Пенья Ньето дома за 7 млн долларов. Как выяснили тогда репортеры, особняк был приобретен у компании, которая получила выгодные государственные заказы. Два года спустя президент извинился перед гражданами страны за скандал с покупкой дома.

СМИ являются одними из важнейших составляющих общества и смысл работы репортеров не в том, чтобы кому-то доказывать свою точку зрения, «красоваться» на экране или бумаге – их долг заключается в том, чтобы анализировать факты и информировать общество как можно более точно, беспристрастно и оперативно. Чтобы задавать трудные вопросы, искать правдивые ответы и показывать события в истинном свете, журналист должен всегда помнить о безопасности – своей и своего источника, и применять все необходимые меры предосторожности, будь то зашифрованная почта, защищенные мессенджеры или встречи тет-а-тет.

В свое время Кэтрин Грэм, издатель и совладелец газеты The Washington Post, сказала: «Новости — это, то чему мешают появиться на свет. Остальное — это реклама. Сила журналистики в том, чтобы создать повестку дня. То, что мы печатаем и не печатаем, значит слишком много».

Подпишись на канал в