Современный учитель иностранного языка — какой он? Интервью с Евгенией Ревуцкой

Евгения Ревуцкая — в прошлом профессионал в области корпоративного обучения с 20-летним стажем. Сегодня — сертифицированный преподаватель итальянского языка, автор проекта «Итальянский для гурманов», организатор мастер-классов итальянской кухни, блогер.

3634

Евгения умеет вдохновлять и добиваться результатов, а творческие порывы преобразовывать в рабочие форматы. Обожает Италию, готовить и уже не представляет своей жизни без студентов.

Мы поговорили о том, как с пользой для себя преодолевать жизненные трудности, а увлечение превратить в профессию, можно ли сделать урок из текста итальянской конституции и о том, какими качествами должен обладать профессионал в области преподавания иностранного языка.

— Евгения, вы учились психотехнологиям, 20 лет успешно работали эйчаром. Расскажите, почему вы все это бросили и стали преподавать итальянский.

— Обучение «преследует» меня с первого класса средней школы. С первого класса меня отправляли сидеть за одной партой с двоечниками, чтобы поднять их успеваемость, потом назначили ответственной за обучение в классе. В университете отвечать пришлось уже за целый курс.

Как HR я тоже в большинстве случаев занималась внедрением системы обучения и развитием персонала.

А итальянский много лет был просто моим хобби, помогал генерировать энергию. Сначала занималась языком с преподавателем и самостоятельно. Это потом уже коллеги стали просить меня научить тому, что знаю, и я проводила для них уроки итальянского у себя дома или в учебном классе после работы. В общем все было нормально, глобальных изменений душа не требовала.

— В какой момент все изменилось?

— У мужа закончился контракт в России, и мы переехали в Чехию. Вот тут-то встал вопрос, что делать с карьерой: что называется, «бросить нельзя продолжить».

Понятно, что HR уровень владения языком нужен очень высокий. Сколько лет мне пришлось бы интенсивно учить чешский, если главный мой инструмент — убедительная коммуникация? Лет 5? Больше? Все эти размышления оптимизма не добавляли. Вернули к жизни бывшие ученики: попросили возобновить с ними уроки итальянского, только теперь в новом формате — онлайн.

Попробовали. Получилось!... И тогда я поехала в Милан учиться. Так и сказала: Хочу преподавать итальянский, научите!

— То есть карьерный финт — это такая случайность, к которой вы оказались готовы?

— Понимаете, как HR я же много лет занималась в том числе и профориентацией, объясняла людям, которые устали от жизни и профессии: ребята, не бросайте, что умеете, позвольте себе крутые повороты, но опирайтесь на фундамент тех знаний и опыта, который уже приобрели. Так что, когда моя собственная жизнь выкинула коленце, пришлось следовать своим собственным наставлениям. Берите, что у вас уже есть, и умножайте.

— Было ли легко войти в новую профессию?

— Я не думала о том, легко или сложно: я этого хотела. Пришла в миланскую школу и сказала, что хочу быть учителем итальянского. Мне ответили без энтузиазма: «Ну знаете, у нас не все носители языка сдают этот экзамен. А пойдите ка, сдайте тест на уровень владения итальянским».

Когда я сдала тест, мне сказали: «Ну знаете, идите поучите грамматику». И я поучила. А потом сдала международный В2. Последние две недели учебы занималась уже с носителями языка — в группе для учителей итальянского как иностранного.

Горжусь тем, что группа носителей языка меня приняла. Самый приятный комплимент я получила именно от них: sei una di noi — ты одна из нас. Когда сдала экзамен, мое счастье передать можно было только словами Юрия Гагарина: «Я отрываюсь от Земли!» Особо легко не было, но я из тех, кто старается использовать все возможности. Знаете таких студентов, которые отжимают своих преподавателей как тряпочку? В таких учеников преподаватели обычно вкладываются.

— Вот вы прошли обучение и стали активно работать с учениками. В чем особенность именно вашего подхода? Ведь языковых курсов, учителей иностранного и методик бесчисленное количество — общепризнанных и авторских.

— Методика, которую я использую, — это теория итальянского профессора Бальбони и гиротезы американского психолингвиста Стивена Крашена. Методика заточена под осознание. Студент должен уловить закономерность, которая есть в том или ином оригинальном материале — тексте, фильме, песне, — найти ее самостоятельно, достроить до правила с помощью учителя и потом отработать упражнениями, практикой. То есть ученик сам находит, сам формулирует и затем отрабатывает. Теория здесь идет от практики. Если разобраться, как методика работает, то можно провести урок на любом материале — хоть на Конституции Италии.

— Начинающим подходит такая методика?

— Да, для начального уровня она подходит как никакая. К тому же решать головоломки и искать закономерности людям нравится гораздо больше, чем послушно списывать в тетрадку готовые правила.

— Как вы выстраиваете работу с учениками? Стараетесь ли подстроиться под каждого? Как помогает образование, предыдущий опыт?

— Благодаря опыту я вижу индивидуальные ошибки своих учеников. Благодаря образованию я понимаю, почему они их совершают. Подстраиваться можно и нужно: у всех разная динамика, способ запоминания информации. В начале пути я сильно расстраивалась, если студент тормозил, искала вину в себе. С опытом пришло понимание, что все люди разные и то, что подходит Даше, не всегда подходит Маше – это две разные персоны, со своими памятью, вниманием, мышлением и мотивацией. Я не клинический психолог — изучала психотехнологии в бизнесе. Считаю, это то, что нужно для преподавателя, чтобы понимать людей и помогать им учиться.

— В какой момент ваша миссия как преподавателя может считаться выполненной?

— Иногда я решаю, что уже достаточно. Иногда студент. Бывают конкретные, измеримые задачи, например, подготовить к сдаче экзамена в университете. Чаще всего, экзамен сдан — обучение закончилось. Другое дело студенты, с которыми мы занимаемся, чтобы поддержать достигнутый высокий уровень языка. Например, одна моя чешская студентка, закончившая магистратуру в Милане. В какой-то момент ее стали отправлять в командировки в Италию, и она поняла, что теряет язык. Или другая русская девушка. Живет и работает в Милане. Как профессионал уже состоялась. Ее желание — максимально приблизиться к разговорному уровню своих коллег. В подобных целях мы занимаемся раз в неделю, выбираем интересные темы, разговариваем, по ходу какие-то грамматические проблемы отрабатываем. В этом случае мы закончим, когда студенты сочтут, что им достаточно. Здесь нет жестких временных рамок.

Четкие задачи есть, как правило, у начинающих. Скажем, за ограниченное время подготовиться к предстоящей поездке в Италию. Тут я даю минимально достаточный объём структуры языка и словарного запаса для повседневного общения, чтобы человек сумел справиться там самостоятельно. Такой студент вернется возможно только перед следующей поездкой.

— Расскажите подробнее про своих учеников. Как они к вам приходят?

В итальянском есть выражение passa parola — из уст в уста. Реклама тут не работает. Растяните большущий баннер — студенты не придут. Они придут, если только другие ученики тебя хорошо знают и рекомендуют.

Вот пример. Я сейчас стала преподавателем пражской итальянской языковой школы Corso italiano. Здесь, в Млада-Болеславе, мы сделали реконструкцию части нашего дома под филиал школы, разместили анонсы и рекламу. Только половина студентов пришла к нам по рекламе школы. Остальные — по рекомендациям, в том числе на моих страницах в социальных сетях, где бывшие и действующие студенты оставляют свои отзывы и комментарии.

— Для чего они хотят итальянский язык учить, ведь в пятерку самых востребованных он не входит?

— Мои студенты делают это в первую очередь для удовольствия. Хотя по-разному бывает. Скажем, в миланской школе, где я учила язык, 80% студентов занимались «для дела»: ради работы, учебы, переезда. Но если речь идет о школе за пределами Италии, о моих учениках, тогда 80% будут учить для удовольствия. У них есть друзья в Италии, им нравится отдыхать в этой стране, они любят звучание языка, им нравится быть жизнерадостными и отчаянными, как итальянцы. Одна 60-летняя чешская студентка на вопрос, зачем ей учить итальянский, ответила: «А почему бы нет?». В группе изучающих английский такое вряд ли услышишь. Через язык люди получают удовольствие от жизни. И они правы, почему бы не посмотреть на жизнь еще и с этой стороны?

— Много ли вам сейчас приходится учиться, чтобы быть в форме?

— К каждому занятию я готовлюсь. Даже если это первый урок, каких было уже немало. Обязательно составляю план урока, пересматриваю материалы, добавляю интересные и познавательные, в зависимости от того студента, который придет.

Стараюсь ежегодно проходить серьезный курс. Два последних года подряд по 4 месяца я проводила в языковой школе “Leonardo Da Vinci” в Милане. Я даже чешский язык предпочла учить в группе с итальянцами на итальянском языке. И меня взяли. В этом, 2017-м записалась в школу уже здесь, в Праге, в группу с подходящим уровнем языка, а потом эта школа и пригласила меня работать преподавателем. Ученики могут и не заметить, но я знаю точно: если иностранный язык не тренировать регулярно, исчезает спонтанность.

— У вас уже есть ученики и репутация. Для чего нужна была школа?

— Я давно хотела быть представителем какой-нибудь хорошей школы итальянского. Для меня важно вращаться в профессиональной среде, учиться у коллег, делиться и получать поддержку. Это было не про деньги — я искала среду для развития. Сначала я предлагала сотрудничество нескольким русским школам итальянского, но в ответ получила так много непонимания, что подняла планку — записала в личную цель на 2017 “сотрудничество с итальянской школой”. И не ошиблась! С итальянцами, основавшими школу в Праге, мы совпали! Совпали по внутренним ощущениям, ценностям, по отношению к делу, по желанию найти истину.

При наличии выбора владельцы школы долго искали преподавателя и члена семьи одновременно с идентичным пониманием того, как и в какую сторону развиваться, как привлечь больше студентов, как разнообразить уроки — вот это все.

— Кого вы считаете своими учителями по жизни? Чье мнение важно?

— Есть один человек — Быстрова Раиса Васильевна. Она была директором первой в Хабаровске психологической службы «Гармония», куда я пришла после декрета. Я тогда случайно увидела объявление о том, что служба набирает менеджеров по продажам и бесплатно их обучает. За три года я чувствовала, что выпала из профессиональной жизни — пыталась наверстать, а тут бесплатное обучение. И прямо во время учебы они пригласили меня на работу. Почему из всей нашей чудесной группы выбрали именно меня — мне не объяснили, Раиса Васильевна попросила доверять ее опыту директора.

За 4 года совместной работы я многое в жизни поняла, очень изменилась. Даже теперь, когда мне нужно сделать какой-то решительный шаг, я пытаюсь представить, как бы она поступила на моем месте. Кстати, она тоже начала с нуля, открыв первую в городе Психологическую службу, после 20 лет успешнейшей карьеры директором в иной сфере.

Я вообще стараюсь учиться каждую минуту, сканирую разные ситуации интересные из того, что подбрасывает жизнь или даже когда читаю художественную книгу. Пытаюсь, к примеру, понять, как и почему у литературного персонажа что-то получилось и перенести этот опыт — книжный, да! — в жизнь. Хотя бы попробовать.

— А какими качествами, по-вашему, должен обладать современный учитель иностранного, и как найти своего? Давайте попробуем сформулировать критерии, чтобы помочь тем, кто стоит перед выбором.

— Эмпатия — прежде всего. Умение встать на позицию другого. Итальянцы говорят об этом 'mettersi nei panni degli altri' — «почувствовать себя в шкуре другого человека, встать на его место». Без этого, на мой взгляд, бесполезно даже начинать в обучении.

Самообразование. Оно не должно заканчиваться никогда. Если преподаватель получил диплом и собирается ехать на нем всю свою профессиональную жизнь — бегите. Научить чему-то большому, увидеть результат и порадоваться вместе со студентом он не сможет.

Коммуникабельность. Умение расположить к себе, найти общий язык с совершенно разными людьми — стеснительными, необщительными, теми, кто боится привлекать к себе внимание.

Во время занятий учитывать приходится не только особенности темперамента и характера, но еще менталитет, культурные традиции.

В России, например, принято к доске вызывать — не все от этого в восторге, но это норма нашей жизни. А попробуйте поставить в такую ситуацию чеха — он больше к вам не придет, такая практика выставлять человека in luce (на всеобщее внимание) здесь не используется и у студентов нет привычки спокойно, без стресса, отвечать у доски.

— Что вас больше всего вдохновляет как учителя сейчас? Когда какие проблемы удается решить? Разговорить ученика? Вернуть ему веру в себя? Открыть новый мир?

— Стараюсь:
- создать отношения, в которых ученику проще раскрываться, побеждать свои страхи и неуверенность - зрослым людям труднее выключить ‘фильтр’, который не дает 'потерять' лицо, не позволяет выходить из рамок своего статуса, совершать ошибки, что скорее мешает двигаться вперед при малейших трудностях (которые непременно будут, но быстро проходят), чем помогает

- вернуть веру в себя после неудачных попыток – часто неправильно выбранная методика не приводит к нужному результату и рождает неуверенность в своих способностях когда-нибудь заговорить с настоящим носителем на его языке

- открыть целый новый мир, который говорит, чувствует и мыслит иначе

- упростить до нельзя грамматику, что безусловно важная вещь, но в итальянском на базовом и элементарном уровне не настолько важная, чтобы застревать на ней и отказывать себе в удовольствии говорить на любимом итальянском

— Как преподавателю, какой «суперсилы» вам не хватает?

— Хотела бы говорить на итальянском языке как носитель. И чтобы за словом в карман не лезть. Знаете, такие словесные bataglie с юмором. Вообще-то, чтобы приблизиться к этой суперсиле, я как минимум общаюсь с носителями каждый день, ежедневно слушаю итальянское радио, читаю оригинальные материалы, как максимум в ближайшее время планирую поступить на онлайн курс в лингвистический университет на курс к самому Бальбони. Только это еще секрет!

— Ученые утверждают, что за каждым языком стоит своя картина мира. Как думаете, глубокое погружение в итальянский язык изменило вас? Или вы сразу совпали?

— Мы совпали. Мой характер удивительным образом соответствует итальянскому менталитету. У людей, которые тянутся к итальянскому, много общего. Это что-то наднациональное. Вот я живу в Чехии. Могу сказать про чехов, основываясь на своем опыте и мнении местных социологов, что в большинстве своём это довольно закрытая нация. Но мои местные студенты — такое ощущение, что они вообще не чехи. Они подбираются по принципу открытости, внутреннего огня, любопытства, жизненной активности что ли. Все, что привлекает людей в языке, соответствует их внутреннему состоянию. Именно поэтому у меня не идет английский.

— Кстати о внутреннем состоянии. Как вы отдыхаете? Есть ли увлечения? Нужны ли они вообще, когда работа в радость?

— Увлечения дают энергию. Когда-то итальянский был моим хобби. После полного рабочего дня в банке я заходила в класс, чтобы провести урок итальянского коллегам, когда уже ни петь, ни говорить. И вдруг откуда-то появлялись силы, да столько, что выходила я из класса просто окрыленная! Когда увлечение стало профессией, итальянский язык не перестал приносить удовольствие. Но появилось пространство, которое нужно было чем-то заполнить. И нашлась другая страсть — итальянская кухня. Это новое хобби вылилось в организацию мастер-классов — собственных или с приглашением итальянских шеф-поваров.

Вообще-то мне всегда нравилось готовить, просто времени не хватало. Только представьте: ты выкладываешься в офисе по 10-12 часов с понедельника по пятницу. Приходит суббота. В квартире никого — домашние разбежались по своим делам. Привычно наводишь порядок. И вот уже всё на своих местах, глаз ни обо что не спотыкается, погружаешь свежие цветы в вазу. Остается немного времени. Тишина. Начинаешь колдовать на кухне со вкусами и ароматами — и возникает волшебство. Потом, правда, домочадцы жалуются: «Господи, ну нельзя же так вкусно готовить!» Это удовольствие для меня. А удовольствием хочется делиться!

— Что бы вы сказали людям, которые хотят изучать итальянский, но никак не могут решиться.

Расскажу одну историю. Почти шесть лет назад, во время собеседования на новую позицию в Сбербанке почтенная комиссия, глядя в мое резюме, задала мне единственный вопрос:

— Как так получилось, что итальянский язык вы знаете лучше английского?

И это в то время, когда перед всеми сотрудниками банка стояла задача повышать уровень английского минимум на одну позицию в год.

Я ответила:

— Настанет такой день, когда в Сбербанке английский будут знать все, а итальянский — только я.

На этом собеседование закончилось к удивлению собравшихся — меня утвердили на должность.

А через два года в переполненном зале человек на триста спикер задал вопрос всем присутствующим руководителям:

— Кто из вас знает итальянский?

В то время мы находились уже глубоко в проекте с итальянским банком. Подняла руку только я одна. Все повернулись, в том числе и те руководители, которые задали мне вопрос на собеседовании. Помню, как я покраснела.

И в моем чешском городке, кстати, я сейчас единственный преподаватель итальянского.

Так что не бойтесь неочевидных решений. Делайте то, что дает вам энергию, и однажды это станет вашим преимуществом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ