«Прошёл всю Каму, всю Волгу, но красивее Вятки всё равно нет!»

В середине марта в редакции раздался звонок: «Хочу выразить большую благодарность сотрудникам территориального управления по Первомайскому району за великолепный праздник, организованный для ветеранов Вятского речного пароходства. В этом году нам исполняется 100 лет!» Звонившим оказался ветеран-речник Валерий Иванович Малков, 50 лет проработавший на флоте. Мы решили поподробнее узнать о его жизни и карьере, а также особенностях профессии судоводителя.

1istochnik.ru

Валерий Иванович, расскажите, как вы попали на флот?
Я речник в пятом поколении. Мой прадед в 1905 году воевал в Цусиме (Япония). Дед тоже был моряком, в честь него даже назвали пароход – «Баранов». Он, правда, сгорел в 1943 году. Дядя, отец – все были речники, целая династия у нас.

Свою трудовую деятельность я начал в 1958 году. Поступил в речное училище в Аркуле, окончил его и начал работать рулевым мотористом, а потом штурманом на самом большом и мощном на тот момент пароходе на Вятке – «Зоотехник Придорогин». 450 лошадиных сил – это очень много. К слову, я был самым молодым штурманом на тот момент – мне было всего 19 лет.

Потом меня взяли в армию, через три года я вернулся обратно в Аркуль и отработал ещё восемь лет. Тогда ходил на пароходе «Виктор Талалихин». Параллельно кончил Горьковское речное училище им. Кулибина, которое в то время очень ценилось на нашей Вятке.

Знаете Вятку как свои пять пальцев?
Конечно, лучшие года моей работы – это годы на Вятке. Кто-то сказал, что Вятка – самая красивая и самая чистая река в России – я с этим полностью согласен. Я прошёл всю Каму, всю Волгу, но красивее Вятки всё равно нет. Однако Вятка очень своенравная: у неё много перекатов, много крутых берегов, она очень извилистая. Но мы Вятку знали хорошо, потому что были плотоводы. А плотовод ценился всегда и везде. Была даже такая поговорка: если ты хороший рулевой на Вятке, значит ты хороший штурман на Волге, если ты хороший штурман на Вятке, значит ты хороший капитан на Волге.

Кто такой плотовод?
Это тот, кто сплавляет по реке лес. Представьте себе пять-шесть тысяч брёвен, связанных в одну пачку длиной 300 метров и шириной 30 метров, – это и есть плот. И вот, его надо довезти от Нагорска (это была главная плотобаза) до Соколок (Татарстан). Это 1100 километров. Средняя скорость парохода – 7 км/ч, поэтому вся дорога занимала, примерно, неделю. Где-то в районе Советска река становилась шире и полноводнее, поэтому к первому плоту прицеплялся второй. А в Соколках плоты забирали уже теплоходы – они были гораздо больше и мощнее. К ним таких плотов прицеплялось сразу по 4-6 – а это уже, примерно, 100 тысяч кубометров леса – и они шли дальше на Волгу – в Волгоград, Саратов и другие города. А нас быстро-быстро гнали обратно, потому что уже новые плоты ждали.

Тяжёлая была работа?
У нас был очень строгий график движения – через каждые 2,5 часа. Тогда было очень много лесоучастков, и плоты эти формировались на «лежбищах» – это затопляемая по весне зона. Иначе лес до реки бы просто не довезти было.

Когда весь лес вдоль Вятки вырубили, начался так называемый молевой сплав с маленьких речушек – Черная Холуница, Белая Холуница, Чепца и другие. Это когда брёвна сплавляют поодиночке, не связывая между собой. А в районе Нововятска стояла «щель» – место, где брёвна сортировались. Часть отправляли на лыжный комбинат, часть – на фанерный комбинат, а остальные дальше вниз по реке.

Бывали какие-нибудь опасные ситуации?
Был у меня такой случай. Шёл я с плотом от Истобенска до Котельнича – там 43 км по реке. Где-то в районе Марадыково мне навстречу из-за поворота выходит «чех» – так называли все теплоходы, построенные в Чехословакии, – огромная махина на 1200 лошадиных сил с двумя баржами. И нам надо как-то разойтись, не зацепив друг друга. Где-то на изгибе реки мы поравнялись, и он, видимо, решил, что опасность миновала, и врубил полный вперёд. А там такая мощность! И мне весь плот из-за него попросту снесло на противоположный берег.

Что делать? Как в поворот входить? И я не придумал ничего лучше, кроме как из своего плота сделать колесо! Надо же как-то его стабилизировать. Так и крутился вперёд и назад километра три. Ну, потом всё благополучно закончилось.

Вы всю жизнь работали плотоводом?
Всего я отработал 40 лет в пароходстве и 10 лет в транзитном флоте. Работал начальником производства, начальником клиентуры у нас в порту – поставлял камни и щебень на все стройки нашего города, был главным инженером. Ходил не только по Вятке, но и по Каме в районе Перми, и по Волге – от Казани до Волгограда. Память об этом, конечно, остаётся на всю жизнь.

Сейчас я уже 20 лет, как на пенсии – вышел в 55 лет. Ветеран труда. В основном, читаю книги, летом ездим с супругой на дачу, живём там, рассаду выращиваем.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться