Ксения Лицарева: Человек должен читать бумажную книгу и хотя бы иногда писать ручкой

Декан филфака ВятГУ – о Дне славянской письменности, нынешних студентах и лягушках.

2458

В минувший четверг, 24 мая, в Кирове состоялся уже традиционный праздник – День славянской письменности. Студенты факультета филологии и медиакоммуникаций ВятГУ пели песни, водили хороводы и читали стихи на площади перед филармонией. Мы решили побеседовать с организатором всего этого торжества – деканом факультета Ксенией Лицаревой. Наша встреча состоялась в кабинете декана: длинном и узком помещении с двумя столами и небольшим шкафом, в котором хранится множество книг. Однако больше остального моё внимание заняли десятки, если не сотни статуэток лягушек и жаб. На одном только столе Ксении Станиславовны я насчитал 35 штук. Тем не менее, вопрос о столь необычном увлечении я припас напоследок.

– Ксения Станиславовна, 24 мая вы праздновали День славянской письменности. Откуда пошла такая традиция на факультете?
– История празднования Дня славянской письменности и культуры связана, в том числе, с моей личной историей. Я училась в Белорусском государственном университете (это были 80-е годы), и там была замечательная традиция – отмечать День славянской письменности и культуры. Я только спустя многие годы поняла эту идею славянского братства, славянской дружбы. А там она в то время была очень популярна: нас, можно сказать, делали, воспитывали в таком духе. Например, различные славянские языки нам преподавали сами носители: чехи, югославы, поляки, болгары.

Все было красиво и торжественно: 24 мая весь факультет во главе с ректором, деканом и заведующими кафедрами со знамёнами шли на железнодорожный вокзал, там садились на электричку и ехали до Вязынки – это усадьба, где родился Янка Купала (белорусский поэт, переводчик и драматург – прим.ред.) Там разбивались палатки, выступали поэты, читались научные доклады, разыгрывались литературно-поэтические представления, варилась солдатская каша. А самое главное – каждый участник праздника должен был быть в венке, сделанном накануне. Это своеобразный символ славянства.

И вот, когда я приехала в Киров, то очень удивилась, почему здесь этого не было. Но спустя года четыре решила: «А почему бы не попробовать?» Ведь одно дело, когда это какие-то академические лекции, а другое – когда всё подаётся в более праздничной, игровой форме. В настоящее время уже более десяти лет у нас эта традиция существует.

Мы водим хороводы, поём русские народные песни, читаем стихи, но истинный смысл нашего праздника – привлечь внимание и напомнить всем о нашей письменности, о нашей литературе, о нашей русской культуре.

– Нынешние студенты отличаются от тех, что были пять-десять лет назад?
– Главная беда, которая с нами произошла, это то, что нить времён между поколениями истончается. Например, когда ты спрашиваешь у студентов, смотрели ли они фильм «Эскадрон гусар летучих», – они говорят, что не видели его. Или упоминаешь в разговоре песни Александра Дольского, Жанны Бичевской, а они их не слышали. И вот так постепенно исчезает наш русский культурный код.

Конечно, в чём-то нынешним студентам проще. Ведь нам, чтобы написать диплом, нужно было идти в библиотеку, сидеть там с утра до вечера, заказывать, читать кучу книг, делать выписки. А сейчас ты просто сидишь дома и находишь всю информацию в интернете. Но, человек всё равно должен читать бумажную книгу и хотя бы иногда писать ручкой.

– Современную речь невозможно представить без заимствованных слов: гаджеты, тайминг, дедлайн. Это хорошо или плохо?
– Это уже давно описано нашими классиками. Вспомните «Горе от ума»: смешение двух языков – французского с нижегородским. Преклонение перед западом, перед иностранным – это, мне кажется, характерно для русского человека. Вспомните то же «Хождение за три моря» Афанасия Никитина. Нам ведь интересно, где какие люди, где какие животные. А ведь в конце 90-х годов нам вообще внушалось, что русские ленивы, ни на что не способны и их культура не стоит и гроша.

Повальное искажение родного языка – это, откровенно говоря, вредительство.

Это не от большого ума и большого сердца делается. Надо любить и свою страну, и свой язык. Я помню, как года три назад британские учёные исследовали языковое богатство английской и русской литератур. Они взяли самые известные произведения и сравнили количество наиболее употребляемых слов. В английской литературе в среднем их оказалось пять тысяч, в русской – 20 тысяч. Вот и делайте выводы.

– Давайте немного отвлечёмся от языков. Расскажите, как проходит ваш типичный день.
– Уже на протяжении лет 15 я начинаю свой день с поездки на велотренажёре. Я проезжаю каждый день 18 километров, это правда. Ещё у меня есть тренажёр для спины. После этого я пью зелёный чай с жасмином и иду в университет. А дальше работа-работа-работа. Потом я иду домой, покупаю еду для семьи и для своих собак – у меня два замечательных японских хина – Моти и Гуси. Ну а потом я опять сажусь за работу, читаю, пишу, готовлюсь к занятиям. Филолог должен прочитывать в неделю минимум три книги.

Я так считаю: если ты чего-то нового за день не узнал, чем-то не восхитился – день не состоялся.

– Какую книгу сейчас читаете?
– Сейчас я очень упорно готовлюсь к лекции о Максиме Горьком, поэтому последняя книга, которую я прочитала – «Семь жизней Максима Горького» Евгения Никитина. На очереди у меня лежит Соломон Волков и его новая книга про Большой театр, а всего в списке книг 10, так что простоя не будет!

– Ваш сын Михаил организатор литературного кружка. Как относитесь к его творчеству?
– Да, действительно, Михаил вместе со своим единомышленником Николаем Донецким ищут разные формы, особенно удачно у них получился «Свободный микрофон». Мне нравится то, чем они занимаются, более того, я активный участник этих мероприятий. Когда клубу «Борода» исполнилось два года, они организовали чудесный концерт, где звучала музыка и декламировались стихи. Всё это было на высоком профессиональном уровне. Я внимательно слежу за их творчеством, они молодцы.


С сыном Михаилом и его супругой Ольгой.

– Не могу не спросить о вашей коллекции лягушек...
– Давным-давно была весна, вокруг было грязно и серо, хотелось чего-то яркого. И я случайно в книжном магазине увидела книгу, которая называлась «Быть зелёным нелегко». В ней было много фотографий лягушек со всего мира. Я три дня вглядывалась в этих лягушек и поняла, что нет ничего прекраснее. После этого я пошла и купила свою первую жабу. Потом я купила вторую, потому что стала подмечать, что они разные и такие забавные.

Сейчас все уже знают о моём увлечении. У меня есть и картины, и вышивки, и статуэтки лягушек. У многих моих «питомцев» даже есть имена. Я думаю, в моей коллекции уже около полутысячи экземпляров. Кстати, наш замечательный Краеведческий музей устроил выставку лягушек из моей коллекции. Сначала я спокойно к этому отнеслась, а потом загрустила: некоторых «особей» мне не хватало. А когда выставка закончилась и лягушки вернулись домой, я была счастлива!

Беседовал Всеволод Васенин

Досье
Лицарева Ксения Станиславовна
Дата и место рождения: 7 ноября 1963 года, Украина.
Образование: филологический факультет Белорусского государственного университета (1986), кандидат филологических наук (1994), доцент (1997).
Любимый фильм: отечественный – «В бой идут одни старики», зарубежный – «Гордость и предубеждение».
Любимая книга: «Страшная месть» Николая Гоголя и «Судьба человека» Михаила Шолохова.
Любимое блюдо: зелёный чай, молоко.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ