Лев Бакштаев: Ремесленник нашего времени

Ремесленные мастерские находятся в подвальном помещении бывшего кинотеатра в центре Кирова, где расположены гончарные, столярные мастерские и кузница.

2792

Мастерская просторная, кое-где покрыта рабочей пылью, в углу горн, посередине – наковальня, повсюду молоты и кувалды. Атмосфера в мастерских творческая, повсюду взгляд цепляется за интересные старинные инструменты. Моя встреча со Львом Бакштаевым, руководителем проекта, состоялась в будний день, он вышел ко мне на встречу с улыбкой, закатанными рукавами и защитном фартуке. Рабочий процесс в мастерских уже был в разгаре – для группы школьников проводился мастер-класс по гончарному делу: «Ребята, сегодня мы с вами будем лепить лягушку». Я обратила внимание на стеллажи вдоль стен, на них стояло множество изделий – от кованых изделий до деревянных фигурок, которые сделали дети на разнообразных мастер-классах. Мы со Львом проследовали во второе помещение, чтобы не мешать учебному процессу, в глаза бросилось изобилие разнообразных инструментов – твори, что душе твоей угодно.

Сейчас Льву 34, он предприниматель и  руководитель уникального для нашего региона проекта – ремесленного коворкинга, в рамках которого люди могут  приходить и своими руками создавать нужные и важные  для себя вещи. Здесь есть всё для творчества – инструменты, станки и, конечно, опытные мастера, которые при необходимости дадут дельный совет и научат воплощать,  даже самые непростые идеи, в жизнь.

Перед, тем как создать рабочее пространство для единомышленников и творческих людей, Лев руководил кузнечным производством – первой своей основательной работой он считает кованое ограждение для балкона, а вообще, созданные им объекты можно увидеть в различных местах областного центра, например, в музыкальном сквере на улице Спасской несколько лет назад был установлен «Ржавый Рояль», уникальные арт-скамейки в овраге на Карла Маркса и арт-объект @ на аллее блогеров.

– Лев, как возникла идея открыть такую мастерскую?
– Прочитал книгу «П.Ш.» Дмитрия Хара и меня как лопатой по голове. Я семь лет занимался ручным трудом, и это было в рамках небольшого производства. Я  как раз думал, как мне переформатироваться. А в этой книге как раз описывается, как главный герой приходит к тому, что он открывает подобную мастерскую для детей с ограниченными возможностями (мы же, например, проводим бесплатные мастер-классы для воспитанников  детских домов). Я просто создал пространство, где любой желающий может научиться ремесленному труду. Мы открылись в 2018 году. Сначала мы раскачивались, обживались, а с весны начали работать активно. Только в июле мы вышли в точку безубыточности, до этого я работал в минус. Я был к этому готов. Мы нарабатывали опыт ведения мастер-классов, раскручивались, заявляли о себе в городе.

Кстати, Дмитрий Хара приезжал в Киров, и оказалось, он знает о моём проекте. Когда я подошёл к нему познакомиться, сказал ему: «Приветствую, меня зовут Лев». На что он мне ответил: «Это тот Лев, у которого ремесленные мастерские?» Мне было приятно, что обо мне и моих мастерских уже знают. Мы с ним пообщались, и я ему рассказал, что именно после прочтения его книги я создал в городе этот проект. Да, ты знаешь, это уже был второй такой инсайт. Я года четыре назад выступал на радиостанции «Эхо Москвы в Кирове» в качестве представителя необычного бизнеса, и тогда меня спросили: «Что дальше?» Я ответил, что мне бы очень хотелось открыть такой ремесленный центр, где родители с детьми могли приходить и заниматься ручным трудом и творчеством. И честно, я тогда сказал и забыл об этом благополучно.

(Наш разговор прерывает мальчик лет 12 и спрашивает: «Лев, а можно мне взять маленький кусочек глины?» – «Для чего?» – «Дома лепить буду!» – «Бери, конечно») И вот когда я дочитывал книгу, я понял, что это же про меня. И безотлагательно создал этот проект!

– Мастера здесь трудятся на постоянной основе?
– Приходящие. Тут никто не работает ради зарплаты. Преподаватели имеют основное место работы. Кто-то работает учителем труда, а потом приходит ко мне сюда и работает так, как это должно быть на самом деле.

– Что значит «на самом деле»?
– Практические навыки, которые в жизни понадобятся любому мужчине, в школе не дают.  Например, в рамках ремесленного лагеря ребята учились ставить палатки, обслуживать автомобиль: как проверить масло, накачать или заменить колесо. И я  знаю, что они делают на уроке труда: им дают напильники, и они практически в течение всего года вытачивают плоскогубцы. Ну да, навык работы с напильником, возможно, когда-то им и пригодится, но мы же в современном мире живём. Он этот несчастный инструмент купит в любом магазине за 100 рублей. Сейчас уроки труда переименовали в урок «Технология». Подростки проходят два параграфа «Устройство электрической лампочки». Ну и зачем ему это, никто в жизни не будет делать электрическую лампочку своими руками. Мы же здесь обучаем работать электроинструментами. К нам приходят первоклассники и мы учим их резать, электролобзиком,  работать шлифмашинками, шуруповёртами, перфораторами. В современном мире, редко используется обычная отвёртка, важно обучать тому, что им пригодится.

– Лев, много ли людей приходит в мастерскую?
– Хотелось бы больше. Летом у нас проходил лагерь для мальчиков. С сентября мы запускаем курсовые занятия и для детей, и для взрослых. Например, прямо сейчас начинается набор школьников на такие занятия, в группе будут и мальчики и девочки. Пространство наших мастерских позволяет проводить сразу два различных мастер-класс, пока девочки рисуют Батик, мальчики, например куют. Планируется, что в месяц будет от 4 до 8 занятий, в зависимости от возможности родителей и занятости ребёнка. Каждое занятие, новый мастер-класс: столярка, кузница, ручная лепка, гончарный круг, живопись, батик, витражная роспись и много всего интересного. Парни у нас по столярке в основном делают ящики для инструментов, скворечники,  органайзеры на стол, чтобы складывать ручки и карандаши, вечные календари и многое другое. С нуля делают светильники, то есть выпиливают деревянную часть, конструируют металлическую и разбираются в электрике. Наша концепция в том, чтобы они умели делать всё своими руками. А также ещё важно воспитать навык достижения результата, когда ребёнку важно доделать то, что он начал. Все созданные изделия ребёнок забирает с собой.

– У тебя разовые мастер-классы или курсы по обучению?
– Сначала это были разовые мастер-классы, потом мы пришли к тому, что проводили ремесленный лагерь. Сейчас уже следующая ступень, когда важно делать курс, как кружок в рамках учебного года. Делать изделия не за один день, а более углублённо и что-то серьёзнее. Да, это может занять несколько недель, зато этим изделием он потом может пользоваться не один год. Условно говоря, можно сделать себе кровать. Это вполне реально. Кровать вообще состоит из отдельных досок, только важно, как эти доски обработать, а в дальнейшем их грамотно аккуратно сложить. Парень в 12 лет может сделать себе кровать, на которой будет спать. На это, конечно, не два занятия и даже не три, пара-тройка недель – и он сделает эту большую работу.

Родители, которые приводят к нам детей, до сих пор помнят, как в их детстве существовали подобные занятия, как авиа- судомодельный кружок, но они никогда не делали вещи для жизни. В мастерской мы даем такие навыки, которые пригодятся им в дальнейшем.
Да, проанализировав нашу группу во «ВКонтакте», я пришёл к выводу, что записывают детей в основном женщины. Это странно! Воспитанием мальчика занимаются женщины. В итоге вырастают у нас инфантильные мужчины. Отцы очень мало уделяют внимания воспитанию мальчиков.

Я всегда приветствую, когда отец приходит вместе с сыном на мастер-класс. В этом случае всегда плату берём за одного человека, только за ребёнка. Мальчику важно воспитываться в мужских энергиях.

– Труду научился ещё в детстве?
– Я рос с отчимом, и к ручному труду приучил меня именно он, за что я ему очень благодарен. С ним мы строили дом, а потом уже как-то сам, нигде специально ничему не учился. Вообще по профессии я маркетолог, но, честно, как получил диплом, больше я его не видел. Большинство людей, которые что-то делают руками, нигде этому не учились. Кому-то дано, а кому-то нет.

– Снова, как тогда на радио, тебя спрошу: «Лев, что дальше?»
– Очень бы хотелось стеклодувную мастерскую, для неё нужна определённая печь. А также хотелось бы проводить мастер-классы по коже. Допустим, у нас есть мастер-класс по ковке ножа, и чтобы мужчина мог прийти, сделать нож и сшить ножны. Сделать себе ремень с нуля, выковать пряжку, сшить себе сумку, кошелёк и т.д. Раньше всё покупали в магазинах, сейчас очень круто делать на заказ, но следующая ступень это научиться сделать самому. Кстати, в выходные приезжали москвичи, которые два дня лепили себе посуду из глины.

Беседа наша продолжалась, и в какой-то момент Лев предложил попробовать самой подойти к токарному станку и выточить дно у деревянной тарелки. Выдал мне рабочий фартук, очки и сказал: «Надевай, очки необходимы, то, что надо, всё равно увидишь». Сначала я немного боялась, но после советов мастера освоилась и через несколько минут достаточно уверенно выполняла задачу. Моя рука покрывалась древесной стружкой, а деревянное блюдце действительно углублялось. Выключив аппарат для обточки, Лев меня спросил: «Ну как?». «Круто!», –  ответила я, ощутив на себе, как нелегка и в то же время приятно работа ремесленника.

Беседовала Екатерина Пономарёва

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ