Тамерлан Нугзаров: Если цирк вам не понравится, я верну деньги

Руководитель легендарного цирка – о впечатлениях от пребывания в Кирове, семье и увлечениях.

2980

Имя джигита Тамерлана Нугзарова хорошо известно всем любителям классического отечественного цирка. Создав в начале 1970-х первый в своём роде конный театр, он завоевал себе популярность далеко за пределами России. В Киров Тамерлан Темирсолтанович приехал с программой «Легенда» (0+), с которой уже побывал в 25 странах мира. «Первоисточник» побеседовал с Народным артистом о программе, впечатлениях от пребывания в Кирове и жизни. 

– За свою многолетнюю карьеру это наверняка не первый ваш визит в Киров, не так ли?
– В Кирове я второй раз, первый же раз был 10 лет тому назад. За это время город заметно изменился: вчера проехал и удивился – город хоть стал на город похож! Вижу новые здания, помещения, зашёл в универмаг и аж удивился вашим магазинам. Конечно, Киров изменился в лучшую сторону, и, я думаю, с каждым годом будет становиться всё лучше и лучше. Когда я в первый раз приехал сюда, я думал: «Господи, в какую я деревню попал?» Сейчас же могу сказать: молодцы, город поднимается и по-настоящему строится. За день такое не делается.

– То есть 10 лет назад ваше впечатление о городе было совсем другим?
– Было впечатление, что это огромная деревня. Но имя революционера Кирова мне было знакомо не понаслышке. Будучи молодым, он скрывался в Северной Осетии, откуда я родом, в селе Ольгинское. Прятался он в полуподвальном помещении, и я там много раз был. При этом не знаю как сейчас, но раньше, когда на этом месте строили частный дом, этот подвал оставили как музей.

– У каждого артиста цирка есть своя специализация. Почему вы решили заняться именно конным театром?
– Я сам детдомовский. У нас в детдоме были и машины-«полуторки», и лошади, и мы всё время были рядом с лошадьми – даже водили их пастись по ночам. Потом моя мать вышла за Казбека Нугзарова, чью фамилию я сейчас несу и кого всегда называл моим отцом, а не отчимом. В 1958 году он зовёт меня к себе в труппу, и я начинаю у него работать. Я был и конюхом, и сопровождал лошадей, и показывал джигитовку на манеже – всё в одном лице. Он мне дал полную свободу, дал понять, как обходиться с лошадьми и, самое главное, научил быть артистом. Он сам был великим артистом – когда он выезжал, вставал весь зрительный зал.

Это была первая ступень в моей карьере. Потом я просто смотрел на других и хотел стать лучше, чем они – что и естественно для любого человека. А в 1963 году я попал в  международную программу «Тула-Париж», в которой участвовали 65 лошадей. И когда я увидел наши прекрасные конные номера и настоящий конный цирк, я подумал: «Неужели я такой дурак, что не сделаю себе такой же номер?»

– Один из ключевых номеров программы «Легенда» – обновлённая версия классического представления «Горская легенда». Можете рассказать об истории его создания?
– Когда я был молодым человеком, нас было около 30 джигитов, каждый со своим, отдельным номером. Все в черкесках, папахах модных… А я должен был отделиться от всех и быть ни на кого не похож. Начал обсуждать это с одним начальником, на что он мне сказал: «Джигиты без черкесок не бывают». Я с ним согласился – согласиться с начальником всегда же надо, так ведь? И потом сделал всё по-своему. Сделал кольчугу, шлемы, копья, щиты. Доказал организаторам в Москве, что это стоит того.

Мы сами ставили бои. Делали их так, словно на войну собирались – брали палки, фанерные щиты и дрались. Вначале номер назывался «Джигит и Аргун», в честь быстрой реки в Чечне. Потом я познакомился с такими известными людьми, как Махмуд Эсамбаев, Юрий Никулин… И когда я увидел в их представлениях кавказские танцы, увидел, как воины сражаются, а девушка бросает между ними платок, и бой прекращается – мы сделали такое и у нас. Никулину я особо благодарен: если бы он сейчас был жив, то цирк был бы совсем другой.

Постепенно мы начали наращивать, добавлять новые элементы в «Горскую легенду» – например, наш коронный мост, который заставляет зрителя удивляться, как это лошади оказались наверху зала. В цирке главное – трюк, цирк должен быть, в первую очередь, удивительным и неожиданным. И артисты тоже должны не просто выходить и выносить на себе костюмы, а быть артистами в душе и в сердце. Люди должны восхищаться храбростью и риском, а не тем, как полуголые девочки и мальчики выходят на арену.

– Ваши программы относят к жанру «этно». Скажите, культуру какой конкретно национальности вы стараетесь преподнести?
– Для меня слова «нация» нет: у меня в труппе и русские, и армяне, и осетины, и чеченцы –  все. Я не держусь за национальность, и, если вы способны, можете приходить ко мне на репетицию. Но, конечно, номер мы делаем в кавказском стиле – ведь и музыка идёт с Кавказа, и обычай бросать платок во время битвы.

В плане культурного обмена, кстати, в Советском Союзе было сделано хорошо: были отдельно дни Кабардино-Балкарии, дни Осетии, дни Армении…  Мы показывали, на что способны, и обменивались искусством. Это надо делать! Если в разных республиках разрешают учиться на разных языках, то чем искусство должно отличаться?

– Ваши дети и внуки продолжают цирковую династию?
– Сын, тоже Тамерлан, у меня работал в цирке, но в конечном итоге перехотел и сейчас ушёл на пенсию. Внук мой, Тимур Нугзаров, репетирует. Но ему ещё восемь лет, так что посмотрим, что будет дальше.

– Можете рассказать о ваших увлечениях?
– Я люблю и фильмы хорошие посмотреть, и на балет пойти, но балет мне, конечно, нравится больше – он приближён к цирку по труду. И, конечно же, я люблю свою дачу, которую я построил в Подмосковье. Люблю своими руками стучать, строгать, пилить, и внука своего также учу. Мужик должен что-то делать, а не ждать, пока ему жена на кухне что-нибудь отрежет. А руководитель, в свою очередь, должен не просто носить галстук, шляпу, говорить: «А что вам надо?» и раздавать поручения, не зная, как их выполнить, а сам быть вовлечённым в работу.

Даже здесь, в цирке – всю сбрую, всю лепнину для декораций мы делаем своими руками. Я уже лет двадцать ничего не заказываю! А ещё я знаю всё внутри каждого номера – но не смею знать, кто с кем целуется, кто обнимается… Как я обычно в таких случаях говорю: «Извините, у меня манеж и зрители».

– Что бы вы пожелали кировским зрителям?
– Самого главного – добра и голубого неба над головами. А ещё чтобы они приходили в цирк и улыбались, ведь мы работаем для них. А если мы им не понравимся, я верну деньги. Можете даже написать: «Если цирк вам не понравится, Тамерлан Нугзаров вернёт вам деньги».

Юрий Литвиненко

Досье

Нугзаров Тамерлан Темирсолтанович
Дата и место рождения:
1 июня 1942 года, Владикавказ
Награды: Народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии РФ.
Любимая книга: «Моя любимая жена» Тони Парсонса
Любимый фильм: «Спартак» Стэнли Кубрика
Любимое блюдо: «Борщ. А вообще, на пиршествах я больше ценю хорошую компанию, чем еду».
Жизненный девиз: «Делать всё, чтобы отечественный цирк не пропадал».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ