Лес за деревьями

104

Спасать мир — занятие весьма сомнительное. Когда люди приходят работать в благотворительную сферу именно с таким желанием, скорее всего, они быстро разочаруются. Как и у представителей многих других профессий, жизнь сотрудника благотворительной организации заполнена многочисленными звонками, бесконечной рабочей перепиской, утомительными совещаниями и страшными отчетами. Не очень похоже на подвиги Бэтмена в ночном Нью-Йорке, не правда ли?

Когда я только начинала работать в службе «Милосердие», друзья смотрели на меня с восхищением. Это было, конечно, приятно, но сильно расходилось с реальным положением дел. Если я пыталась им объяснить, что в моей работе нет ничего сложнее того, с чем я сталкивалась прежде в банковской сфере или в организации мероприятий, они считали, что я скромничаю. А если все-таки удавалось убедить, что в моей работе ничего геройского нет, они теряли интерес, ведь моя повседневность оказывалась слишком похожей на их будни. Мало ценится ежедневная вежливость и доброжелательность, так же обесценивается и рутинная работа общественников — а чаще и вовсе не замечается, выходя из области «интересного».

Я вижу на опыте нашей службы, что офисным сотрудникам приходится гораздо сложнее, чем тем, кто непосредственно работает с подопечными. Психолог детской паллиативной службы или воспитатель Свято-Софийского социального дома для детей и взрослых со множественными нарушениями развития на вопрос об усталости улыбнется и пожмет плечами. Постоянное общение с лежачими бабушками или особыми детьми для сестер милосердия в их собственном ощущении — это не утомительный труд, а источник радости и чувства живой жизни. А координатор проекта и не видит ничего, кроме монитора и дерева за окном офиса. И вот уже ему кажется, что его незримая скучная работа — поиск средств, подготовка отчетов, звонки, звонки, звонки — ничего не стоит и никому особо не помогает.

Но зримые результаты благотворительной деятельности — это скорее исключение, чем правило. Да, есть фонды, которые собирают деньги на лечение детей. И после удачного лечения дети выздоравливают. Но ведь такие частные случаи входят в очень узкий слой социальной сферы. Социальные проблемы — проблемы вечные, трудные, и люди повсюду и всегда стараются найти оптимальные решения для своей семьи, района, города, страны. Чем масштабнее и шире задача, тем больше усилий, времени, финансовых ресурсов она требует. И — о ужас! — тем дольше ждать первых заметных результатов. Вполне возможно, что мы и не застанем их при жизни.

Как же поверить самому и заставить общество поверить, что эта работа действительно важна и по миллиметрам сдвигает гору? Что маленькие проекты — например, небольшая уютная богадельня, где за двумя десятками одиноких тяжелобольных людей ухаживает десяток опытных сестер, — могут быть модельными для целой страны, где пока что преобладают большие и не очень уютные дома престарелых. Что люди из психоневрологических интернатов могут жить самостоятельно в своих квартирах при ненавязчивом сопровождении специально обученных сотрудников, скорее друзей, чем специалистов. Что открытый разговор о смерти — это не последняя страница, а первая в развитии паллиативной помощи семьям, где есть неизлечимо больные дети или взрослые.

Когда я вижу, что у координатора благотворительных программ погас огонек в глазах, то отправляю его кормить бездомных в «Ангар спасения». И огонек зажигается снова. Фандрайзер нашей справочной службы дважды в неделю по два часа лично отвечает на звонки. Так сотрудники сохраняют живую связь с людьми, и это возвращает им чувство смысла. А что может быть важнее в современной жизни, где львиная доля времени уходит на бессмысленное листание ленты в соцсетях?

Чувство смысла — это то, что получают люди, когда подписываются на регулярные пожертвования в пользу того или иного фонда. Это, конечно, требует более высокой степени осознанности, чем эмоциональное перечисление денег на лечение тяжелобольного ребенка. Мы провели исследование Друзей милосердия — тех, кто постоянно жертвует любую сумму на работу нашей службы, — и выявили интересную тенденцию. Люди подписываются на пожертвование в пользу одного проекта, а через некоторое время — в пользу еще одного или даже нескольких. Значит, им нравится вовлекаться, узнавать что-то о разных направлениях помощи, а не просто отдавать деньги. Обществу Друзей милосердия в этом году исполняется 10 лет, и в нем уже почти 18 тыс. человек. Если они продолжают поддерживать работу благотворительной организации, значит, они верят в ее ценность. Видят лес за деревьями. Видят, что за бутербродом бездомному следует долгий и трудный путь возвращения человека в социум. Верят, что своим, пусть небольшим, усилием, которое совмещается с усилиями многих людей, многих общественных организаций, можно что-то изменить. Потому что мир меняют не бэтмены, а те, кто каждый свой день превращает в маленький день доброты.

Оригинал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ