Саманта Ломб: Мне нравится «шпионить» за людьми

Уроженка США, более 6 лет проживающая в Кирове, выпустила книгу о Сталине.

4231

В ВятГУ американка преподаёт с 2012 года. Недавно она закончила работу над книгой, посвящённой Конституции СССР 1936 года и роли Иосифа Сталина в её создании – над ней историк работала с 2009 года. Материалы для исследований американка черпает из кировских архивов – по её словам, от архивов других регионов они отличаются масштабностью и доступностью.

Изданный на английском языке, труд привлёк внимание к теме и личности Саманты Ломб – сейчас она ведёт интернет-вещание об истории СССР и даёт интервью международным медиа. «Первоисточник» пообщался с исследователем о работе, нестандартном взгляде на советскую историю и о жизни в России.

– Можете вспомнить ваши первые впечатления по приезде в Россию?
– Это было довольно давно – впервые я оказалась в России в 2007 году, в Москве. Я тогда не особо разговаривала по-русски, поэтому, не зная многих слов, показывала на что-то и говорила: «Это, пожалуйста». А ещё Москва просто ошеломила меня своим размером – я выросла в небольшом городе, поэтому мне было трудно. Киров же мне нравится, он весь такой... настоящий. Он не вылизанный и не выглядит, словно декорации к сериалу. Москва заполнена хипстерами, а в Кирове чувствуется, что живут настоящие люди.

– Как в Питтсбурге?
– Да (Смеётся.)

– Что побудило вас так серьёзно заняться советской историей?
– Когда я училась в университете, от нас требовалось записаться на курс истории одной из незападных стран. Я выбрала историю России с 1865 года – то есть с эпохи отмены крепостного права и вплоть до Горбачёва. За этот период в стране произошло столько много всего, и меня впечатлил энтузиазм большевиков. Люди говорят немало плохого о них, но при советской власти граждане – особенно женщины – получили многое. Женщин побуждают к образованию, им дают возможность легко разводиться... В России до сих пор больше женщин, занятых в точных науках, чем на Западе.

– Какие наиболее важные пункты из своей книги вы бы выделили?
– Пожалуй, самое интересное – это то, что Сталин был весьма заинтересован в идее конституции. Многие считают, что его основной закон был «потёмкинской конституцией», которую подготовили для Сталина, чтобы он лучше выглядел за рубежом. О роли Бухарина в создании конституции писал Стивен Коэн, известный писатель и хороший друг Горбачёва. Но он писал, основываясь на сведениях эмигрантов. Он не изучал архивные материалы, поскольку в 1970-х они не были доступны.

Я же лично смотрела на черновики и на – будем честны, – ужасный почерк Сталина; я бы расцеловала того, кто мог бы его расшифровать! Но тем не менее: он взял проект конституции и на протяжении четырёх-пяти дней, строчка за строчкой, вносил различные правки, а затем встречался с редакционными комитетами и лично объяснял все изменения. Он провёл очень много времени в обсуждениях – особенно для того, кому якобы «не была интересна» конституция.

– Вы не единственный американский историк, который занимается исследованиями в Кирове. Чем наш регион так привлекает исследователей?
– То, что вы никогда не эвакуировались. В других регионах во время эвакуации было утеряно столько материалов из 1920-х – 1930-х... Их или не отправили, или сожгли, или же их захватили немцы или разбомбили вместе со зданиями. То, что Кирову не приходилось ничего переправлять – это очень круто.

– Вы несколько лет работали над своей книгой. В чём секрет трудолюбия?
– Во-первых, мне хотелось всё-таки получить степень доктора. Но вообще, для меня эта тема была интересной. Американцы считают, что Сталин и конституционный строй – словно Супермен и криптонит, полные противоположности. Однако это было далеко не так. А ещё мне нравится «шпионить» за людьми – читать из письма, записки, в которых они писали, что они действительно хотели и чувствовали.

– Американский «шпион» в российской глубинке изучает конституцию Сталина...
– Наверняка люди так и думали! Но если серьёзно: главное – это привести все дела в порядок и так с ними и работать. Сейчас я работаю сразу над двумя книгами, и у меня 700 страниц заметок по материалам из ГАСПИ КО и 150–200 страниц заметок из других госархивов. Всё должно быть учтено: фонд, опись, дела, номер страницы.

– О чём эти книги, над которыми вы работаете?
– Первая книга будет посвящена жизни советских граждан после коллективизации. Многие труды – в том числе и российских исследователей, но также и американских с канадскими – концентрируются на негативных аспектах коллективизации... Я же хочу показать, какой была повседневная жизнь колхозов.

Что мне удалось узнать, так это то, что каждый из колхозов отличался друг от друга. Одни были крайне успешными, с банями, автомобилями, электрификацией, красными уголками и радиостанциями. Другие – полным кошмаром: еды нет, сено сгнило, скот умирает... и они располагались по соседству с первыми! Многое зависело от того, как сильно пьянствовал председатель.

Мой второй же проект, под кодовым именем «Портреты власти», посвящён местным представителям власти. Например, довольно интересный случай произошёл в Шабалинском районе: в 1937 году старшего агронома записали во враги народа, а председатель райкома просто отказался начинать расследование по его вопросу. Обком и облисполком присылали ему ужасно, ужасно гневные письма – а он просто игнорирует их. Игнорирует, игнорирует... и идёт на повышение в Москву. «Какого чёрта?» – сказала я, когда узнала это; я ожидала, что к тому моменту все будут уже мертвы! Его судьбе и судьбе других выдающихся личностей на местном уровне и будет посвящён этот труд.

Беседовал Юрий Литвиненко

Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ