Сергей Халтурин: «Я изменился после Афгана»

Высокий, широкоплечий и с боевым задором в голосе – по некоторым людям можно сразу сказать, что они были созданы для службы. Однако полковник полиции Сергей Халтурин не просто продвинулся по линии службы в органах внутренних дел.

4155

Почти вчерашним школьником из Слободского он был направлен в Афганистан, в 70 отдельную мотострелковую бригаду. В ознаменование годовщины вывода советских войск из Афганистана «Первоисточник» пообщался с участником вооружённого конфликта.

– С чего начался ваш боевой путь?
– Дело было в октябре 1983 года. Как и все пацаны, я окончил школу и в 18 лет был призван на срочную службу. Я жил в Слободском, и шесть человек из Кировской области – пять из Слободского и один из Кирова – прошли по спецнабору. Нас направили в ускореннную «учебку» в городе Иолотань в Туркмении: в то время, как все проходили её по полгода, мы проходили за два с половиной месяца. Не знаю, с чем это было связано, но за всё время нас лишь один раз отвезли на полигон. Постреляли три раза, а остальное – хозработы да марш-броски по утрам.

– Почему именно вас отобрали в особую группу?
– Сначала отобрали всех, кто прыгал с парашютом в ДОСААФ, а оттуда – уже самых здоровых и нехилых. Была там и группа из Коми АССР. Сначала нас отвезли в город Златоуст на десять дней, а затем самолётом – в Ташкент. После ускоренных курсов, 25 декабря 1983 года, мы на Ту-154 вылетели из Ашхабада в Кандагар. Когда прилетели в Кандагар, девчонки-стюардессы помахали нам рукой, мы ушли, а в самолёт зашли дембеля. Сначала в Афганистан летали гражданские самолёты, а вот возвращались мы уже военным бортом.

– Что вы чувствовали, когда узнали, что направитесь в Афганистан?
– Мы сразу знали, что попадём в Афган. Спросили об этом в военкомате, нам дали комсомольскую путёвку, и когда ехали из военкомата, мы уже знали где будем служить. Не отчаивались, нос не вешали – всегда хотели служить, посмотреть, попробовать себя в этом качестве.

Конечно, молодыми мы, может быть, чего-то и не понимали, но духом приподняты были всегда. В бригаде царило воодушевление; конечно, на операциях было и страшно, но были и армейские будни.

Афганистан, 1985 год

– Можете вспомнить ваши первые дни на войне?
– Мы приземлились, после чего нас отвезли в армейский клуб. С каждого подразделения приходили «покупатели», которые отбирали новобранцев. Один из них собрал 30 человек вместе со мной, после чего нас отвезли в артдивизион и разместили в палатке. После десяти дней карантина нас уже начали раскидывать по подразделениям.

После того, как нас распределили, меня повезли на «точку», где был наш взвод. Надо было ехать через Кандагар, шло сопровождение колонны, а нас, как молодых, просто посадили в машину. Едем спокойно, как вдруг начался обстрел – было, конечно, жутковато. Потом мы приехали, старослужащие всё нам объяснили, и началась обычная армейская жизнь. Через месяц я съехал с «точки», и меня направили в десантно-штурмовой батальон, где начали готовить к операциям.

– Расскажите поподробней – в каких операциях вы участвовали?
– В августе 1984 года на южной окраине Кандагара проводилась совместная операция нашей и афганской армий. Наша задача была перекрыть перевал, пока афганская армия прочёсывала «зелёнку» (заросли – Прим.ред.), чтобы «душманы» не перешли из одной «зелёнки» в другую. Нас высадили на вертолётах, мы расположились, заняли свои позиции, и где-то через час у нас начался бой – видимо, афганская армия где-то поджала, и «духи» всё поняли.
Там я получил ранение в голову – пуля, слава Богу, прошла по касательной. Кожу вскрыло, по черепу стукнуло, а я думаю: «Кто мне там сзади стучит? Ну я ему сейчас...» Оглянулся, увидел, что побежала кровь, и всё понял.

Бой прошёл скоротечно – полчаса, не больше. Подъехала «броня» (БТР – Прим. ред.), перевязали голову, и мы оттуда уехали. А так операций было много, так и не вспомнить. Были и ночные: всю ночь идёшь, а утром сидишь, прикрываешь.

Сергей (второй справа) с сослуживцами, Афганистан

– Какие у вас были отношения с местным населением?
– Днём они все друзья, а ночью... ночью начинают стрелять. Ты с ними знакомишься, они говорят: «Да-да, друг-друг», проходит ночь, а вдоль дороги мины стоят. Сапёры снимают, парни гибнут... одним словом, без потерь не бывает.

– Как часто писали письма на Родину?
– При случае, конечно, писал и родителям, и брату, который тоже служил в армии, и друзьям. Пока в бригаде – пишешь, потом уходишь в рейд на месяц, приходишь – а тебя ждёт пачка писем.

Маме не рассказывал, что служил в Афганистане. Писал: «Находимся в Туркестанском военном округе. Вокруг природа, пески. Живём, бегаем, прыгаем». Когда отвечал на письма, которые приходили, пока мы были в рейде, писал: «Были учения на полигоне, почта туда не ходит».

А о том, чем я занимался, они узнали, когда я приехал домой. Мы втроём возвращались через Москву и пришли на квартиру к моему дядьке. Заходим, а у него в гостях мой отец. Батя, конечно, удивился: «Вот ж ты эдакий, мог бы хоть что-то написать».

– В итоге, получается, вы через два года срочной службы вернулись домой?
– Да. Хотели улететь домой на 7 ноября, но так как гражданские самолёты перестали летать, пришлось нам задержаться еще на неделю.

– Как часто видитесь с боевыми товарищами?
– С сослуживцами встречаемся регулярно. Приезжают парни из Слободского – например, Сергей Кузнецов, награждённый орденом Красной Звезды. Мы с ним вместе в садик ходили, в школу, вместе выросли, служили в армии и демобилизовались. Два раза в год видимся с сослуживцами из Коми – то мы к ним приезжаем, то они к нам. Комбат тоже в том году приезжал... Так что связь поддерживаем – сейчас же и телефоны есть, так что общение идёт. Созваниваемся 25 декабря, в день ввода советских войск в Афганистан – нас, кстати, тоже 25 декабря «ввели», так уж совпало. 15 февраля тоже собираемся – пойдём к памятнику, возложим цветы, потом в церковь на панихиду.

– Какие качества, которые вы обрели на войне, помогли вам в дальнейшем по жизни?
– Я научился ценить дружбу, ценить человеческие качества. Смотреть на жизнь не сквозь пальцы, а серьёзно, и также серьёзно ко всему относиться. До армии был пацаном, который даже и не думал служить в милиции, а после Афгана повзрослел и стал оценивать происходящее более взвешенно.

– Что бы вы посоветовали молодым парням, которые готовятся к армии или службе в силовых структурах?
– Пока молодой, надо побольше заниматься спортом. Именно в спорте, на мой взгляд, формируется стремление и желание чего-то добиваться в жизненном плане. И самое главное – честно жить и служить Родине.

Досье
Сергей Валентинович Халтурин
Государственные награды
: медаль «За боевые заслуги»
Любимые книги: Исторические. «До армии любил приключенческие книги. Потом приключения закончились, начались науки».
Любимый фильм: «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» (Реж. Э.Рязанов, 1975 г.)
Жизненный девиз: «Не стоять на месте и двигаться только вперёд».

Беседовал Юрий Литвиненко

Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ