«Видно, что дорога близка людям»: Шведский турист – о Кирове, Кирово-Чепецке и узкоколейке

Узкоколейная железная дорога, связывающая Кирово-Чепецк с Каринторфом, привлекает зарубежных туристов. «Первоисточник» поговорил с Хенриком Торемарком из Швеции, который посетил Кировскую область в первую очередь ради узкоколейки.

2703

Корреспондент пересёкся с ним в Кирове, в день, когда он уже готовился к отъезду. Турист, регулярно посещающей Россию, уверенно говорил по-русски.

– В какой раз вы уже в России?
– Раз в сотый?.. Я был в России много раз, а впервые я приехал в 2006 году. Возвращаюсь с тех пор каждый год, а в последнее время – чуть ли на каждый месяц, по рабочим вопросам или для отдыха. Был в Владивостоке и Хабаровске, и на юге, в Дербенте, и на севере, в Архангельске. Но в Кировской области я в первый раз.

– Откуда у вас интерес к узкоколейной железной дороге?
– Его я получил от папы – он всегда интересовался железными дорогами, особенно узкоколейными. Где-то два года назад я узнал, что ещё есть много таких в России, и понял, что мне было бы любопытно их посетить. Мне нужны новые цели поездок сюда. Я путешествовал по многим городам, и когда я узнал, что в Кирово-Чепецке есть узкоколейка, я понял, что это следующий шаг.

– Какие ваши впечатления от Кирово-Чепецка?
– Город относительно «советский», – довольно серый, вокруг только хрущёвки, – но он расположен на реке, и я ходил у реки, чтобы сделать красивые фотографии. Вокруг реки было очень красиво; было много дружелюбных людей, с которыми мы разговаривали о хорошей жизни в Чепецке. Поэтому общие впечатления у меня положительные.

– На какой город из тех, в которых вы были, похож Кирово-Чепецк?
– На Набережные Челны – он, конечно, меньше по размеру, но атмосфера очень похожа. На Апшеронск в Краснодарском крае тоже осень похож по архитектуре и по людям. И там, и здесь люди очень гордятся своим городом – несмотря на то, что для иностранца не совсем понятно, почему. Им там хорошо жить, и я понимаю, что многие хотят остаться несмотря на проблемы с рабочими местами.

– Были ли вы довольны увиденным на железной дороге?
– Да, атмосфера вообще замечательная! Я вообще люблю железнодорожные ландшафты, и для меня было круто видеть, что узкоколейка используется с серьёзным видом, по ней идут поезда до Каринторфа, и она исполняет свою задачу для общества. Поэтому она и такая живучая, и от неё идет хорошая атмосфера. В вагонах висят детские рисунки... видно, что железная дорога близка людям.

Конечно, поезд старый, но он в относительно хорошем состоянии, относительно других узкоколеек в России. Видно, что есть люди, которым она нравится, и будет жалко, если её закроют, когда построят автомобильный мост.

– Местные жители с любовью сравнивают её с метро.
– Она и правда похожа на метро (смеётся)! Даже на вагонах, как на настоящей электричке, написано «жёсткий класс». Это круто.

Было очень интересно увидеть Каринторф – конечную остановку узкоколейки. Там время словно сохранилось, и люди там были очень гостеприимные. Тепло встретили меня, пригласили в дом, показали, как живут... Если честно, то, если железную дорогу обустроят как туристическую, то они смогут привлекать много туристов из-за границы. У вас столько потенциальных транзитных туристов, которые едут по Транссибу, но не выходят в Кирове – разве что на тридцать минут, чтобы покурить. Если бы они здесь оставались на ночь или две, то это были бы дополнительная прибыль для Кирово-Чепецка, дополнительные возможности для жителей Каринторфа. Интерес к железным дорогам относительно большой, особенно в Германии, в Норвегии.

– Как я понимаю, вы ещё не всё успели посмотреть в Кирове. Какие ваши первые впечатления от города?
– Впечатления положительные. Я сам из Гётеборга – города, построенного на холмах, и второго города в Швеции. Мне нравится, что Киров красивый, холмистый, и что везде много красивых старинных домов, исторического наследия, которое местные люди ценят и любят.

– Вы, наверное, увидели, что они в городе не в лучшем состоянии. Как вы думаете, возможно и перспективно ли сохранить их?
– Если есть интерес города, и если людям это интересно, то думаю, что их можно отремонтировать, обеспечить, чтобы в них комфортно жило как можно больше людей. Сейчас, как я понимаю, их поджигают, и освобождают место под новые дома – и эти новые дома, на мой взгляд, не очень красивые. Если никакие старые дома не сохранятся, то культура потеряется.

– Как в этом плане обстоят дела в Швеции?
– У нас был такой же процесс в 1960-х – 1970-х годах, когда мы снесли много старых домов, особенно деревянных. Сейчас людям жалко, что их осталось так мало. Конечно, в каждом городе есть особенный район, в котором стоят эти дома. Я думаю, что в Кирове тоже реально выделить какой-то маленький район или улицу, где можно более серьезным способом поддерживать их.

– Планируете ли ещё раз вернуться в Кировскую область?
– Есть планы вернуться. Меня пригласили на баркемп, который пройдёт этим летом в Сыктывкаре. Я очень надеюсь, что я попаду на него и затем по железной дороге доберусь до Кирова. Ещё есть планы посмотреть на узкоколейку в Свердловской области – с плацкартными вагонами! Это прям люкс.

Но, если честно, я не живу одной лишь узкоколейкой. Когда я путешествую, мне нужна точка, на которую я нацелен, а самое интересное – это сама дорога, люди, с которыми я встречаюсь. Сама же «железка» – это больше повод. Но инфраструктура, в том числе и железнодорожная, притягивает людей – общество развивается именно благодаря ей.

Беседовал Юрий Литвиненко
Фото Хенрика Торемарка

Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ