Женское лицо вятской журналистики. Елена Урматская – о власти, деньгах и личном

Откровенное интервью с руководителем Союза журналистов Кировской области.

2272

В средствах массовой информации Елена Урматская работает более 20 лет: в 2000-х была директором кировских газет «Навигатор» и «Про Город», в 2008 году – назначена на должность главы департамента информации в правительстве области. Спустя 4 года Елена Анатольевна уехала в Воронеж, где являлась руководителем медиахолдинга. Потом – возвращение в Киров, открытие портала Kirov.ru и бизнеса по разработке компьютерных программ. В марте этого года Елена Урматская стала руководителем Союза журналистов Кировской области.

– Василий, чего ты хочешь от интервью? – поинтересовалась в начале нашей встречи Елена.

– Как и любой журналист, прямых и интересных ответов.

– Хорошо. Задавай вопросы.

– Начну с работы. Вы полгода возглавляете Союз журналистов Кировской области. Что было сделано и что планируется?

– Когда я пришла к руководству Союзом, то на правлении мы поставили основную задачу – укрепление роли журналиста в обществе. В обществе должно быть понимание того, что журналист – это серьёзная профессия, такая же серьёзная, как врач, учитель. И очень бы хотелось, чтобы профессия журналиста была уважаема. Другой вопрос, что для этого нужно, с учётом того, что долгое время было размыто понимание роли средств массовой информации.

Все мероприятия, которые мы проводим нашим региональным союзом, направлены на укрепление позиций именно профессии журналиста в обществе. Это и организация образовательных площадок, встречи с журналистами других регионов для обмена опытом, работа над обеспечением доступа журналиста к информационным потокам. В силу очень большой территории нашего региона многие журналисты не имеют доступа к оперативной и достоверной информации.

Также одна из наших первых задумок – сделать здесь, на углу Карла Маркса и Молодой Гвардии, Сквер вятской журналистики. Мы взяли эту долгое время заброшенную территорию под своё крыло: летом траву косили, выходили на субботники. Мы хотели вместе с профессионалами разработать тут хороший проект сквера с освещением, скамейками, беседками. Но мы не можем сделать этого, так как администрация города Кирова до сих пор не подписала соглашение, которое мы договорились с ними заключить ещё в конце марта.

– Почему не дают согласие?

– Понятия не имею. У администрации города, может быть, есть непонимание нужности таких вещей. Может, администрация видит какие-то более серьёзные задачи для себя, хотя в этом нет никакой сложности – взять и подписать соглашение. Мы ничего сверхъестественного не хотим. Просто хотим, чтобы здесь было благоустроенное место и называлось оно «Сквер вятской журналистики». Тем более что тут находится историческое здание «Кировской правды», редакция которой в нём работала много лет. При этом все организационные и финансовые заботы готовы взять на себя.

– Вы сказали, что основная задача  сделать профессию уважаемой. Сейчас, получается, она не уважаемая?

– Я бы не сказала, что сейчас профессия не уважаемая. Однако, её ценность, на мой взгляд, существенно ниже, чем она должна быть. И это не только в Кировской области, но и в целом в стране. Профессия журналиста в последнее время низкооплачиваемая, не столь престижна именно с финансовой точки зрения, как другие направления.

Сравни. При Советском Союзе, который существовал 70 лет, была чёткая плановая система с государственным финансированием – два телеканала, газеты «Правда», «Труд», «Известия», «Комсомольская Правда», в регионе – «Кировская правда», «Комсомольское племя», сеть районных газет. То есть была понятная система финансирования, управления, распределения материалов внутри СМИ. Затем, когда вся эта структура обрушилась, на арену вышли коммерческие СМИ. И на сегодня в нашем обществе именно частные СМИ задают повестку дня. Государству очень сложно управлять информационными потоками, потому что задаёт тон главный редактор или учредитель того или иного издания. Также тон задают финансовые потоки: то есть насколько обеспечена деньгами редакция, насколько это востребованный продукт на рынке с точки зрения интереса рекламной площадки для клиентов, настолько может себе позволить издатель финансировать работу своих сотрудников. От объёма финансирования зависит уровень зарплат и, соответственно, квалификация специалистов.

– На ваш взгляд, каков профессиональный уровень кировских журналистов?

– Он разный. Нельзя дать всему журналистскому сообществу нашего региона какую-то одну оценку. Но, в общем и целом скажу, что журналистика Кировской области сильна. У нас есть старшее поколение, которое уходит на заслуженный отдых, и мы гордимся этими людьми. Невозможно сравнивать только-только выходящих на арену журналистов со старшим поколением, просто потому, что молодёжь этот опыт еще не успела наработать. Однако в Кирове сейчас работает много талантливых молодых журналистов, выпускников нашего вуза, в том числе факультета журналистики, где идёт очень сильная подготовка. Знаешь, что бы я сделала, если бы я была феей с волшебной палочкой?

– Что?

– Я бы не отпускала нашу талантливую молодёжь в Москву на работу, а сделала бы так, чтобы здесь хорошо жилось и работалось. Мне жаль, что уехали и уезжают многие журналисты. У нас «Первый городской канал» в свое время почти полностью растерял свой состав: и Лёша Клюкин, и Аня Бушуева, и Андрей Самарцев, и другие очень интересные ребята. Кто – в Москве, кто – в Нью-Йорке, кто – в Испании. Кирилл Ольков с ГТРК «Вятка» уехал – он, на мой взгляд, вообще в Кирове был звёздным мальчишкой. Дима Лукин на «ТНТ – 43 регион» в своё время работал – тоже звезда! Маша Васильева сейчас работает на «Первом канале». Все они были украшением вятской журналистики.

Мне обидно не только за миграцию. Ещё много талантливых журналистов и редакторов перешли на работу в пресс-службы, причём в массовом порядке. Это глубокоуважаемый мной Олег Прохоренко. Да, он сейчас ведёт эфиры на «Эхе Москвы», но раньше реализовывался как журналист, и его материалы – потрясающие просто! Сейчас он возглавляет пресс-службу очень уважаемой структуры, но лично мне его не хватает как журналиста. В пресс-службы перешли в своё время и Андрей Полозов, и Лада Баева, Леша Ульянов, Даша Горбатенко, Миша Вожегов и многие другие. Да, я ежедневно и с пресс-службами работаю. Я рада, что с этими ребятами общаюсь, и они очень профессиональны, но журналистика их потеряла.

– Вы говорили, что молодое поколение у нас растёт. Кого можете назвать «звёздочками журналистики» в Кирове?

– Мне очень нравится, как пишет Катя Пономарёва – очень хороший журналист у вас в «Источнике» работает, Лиза Захарова в «Комсомолке». На «Эхе» целая плеяда молодых журналистов сейчас, знаю, что обновление состава идёт. Молодых звёздочек много на самом деле.

– Почему в Кирове маленькие зарплаты у журналистов? Проводились ли Союзом подсчёты, сколько в среднем получают наши журналисты?

– Негласные подсчёты подводил Союз Журналистов России. Могу сказать навскидку, что в областном центре ещё неплохо. В Кирове порядка 20 тысяч – вот такой «средний градус по больнице». Но у нас много журналистов работает в районах – 39 редакций районных газет, много частных изданий. Там очень маленькая зарплата – где-то на уровне 12 тысяч у журналистов, 15 – у редакторов. Как живут люди на такие деньги? А ведь расходы и цены там те же самые, что и у нас в Кирове.

От чего зависит? Я уже говорила, что любое СМИ сейчас – это бизнес-проект. Даже если это государственное СМИ. Например, районные газеты только частично формируют свою доходную часть за счет субсидии из бюджета области, основным источником дохода является все же реклама. В последние годы шла тенденция к оптимизации бюджетов, вообще любых, не только на средства массовой информации. И СМИ подверглись жёсткому урезанию доходной части, в том числе, потому что не было понимания их необходимости. Да зачем нам эти районные газеты нужны? Такое чувство, как будто бы они мешались. Извините, но в глубинке порой больше неоткуда получить информацию о жизни своего района и области. Человек так устроен, что в первую очередь его интересует то, что происходит рядом с его домом, рядом с ним.

Так вот, субсидии урезали, рекламные бюджеты там маленькие, они зависят от развития экономики внутри районов области. Сейчас же в большинстве районов система экономики разрушена, частный сектор развивается очень слабо. Где те рекламодатели, которые будут давать рекламу? Нет доходов – срезаем расходы. Самая чувствительная для любого издателя строчка расходов – это зарплатный фонд. С учётом того, что вообще-то рынок труда в районах Кировской области не насыщен предложениями и вакансиями, люди идут работать в редакции. Но кто туда идёт работать на такие низкие зарплаты? Это бывшие сотрудники детских садов, учителя, а не профессионалы, получившие журналистское образование. Вот, а мы говорим об уровне журналистики. Ты, наверное, не знаешь, но у нас в районах до сих пор некоторые редакции работают в почти сараях с удобствами на улице... Кто у нас получает в Кирове субсидии из бюджета? Вот покажи мне таких.

– «Кировская правда»...

– Только «Кировская правда». Плюс федеральное финансирование есть у «ВГТРК», потому что это федеральный телеканал. Всё! Остальные живут как могут. Ты представь, мы говорим сейчас о качестве и размере зарплат журналиста, а вообще, чтобы это СМИ жило, какую работу должен проделать издатель? Я сама с этим каждый день сталкиваюсь.

С председателем Союза журналистов России Владимиром Соловьёвым.

– Что сейчас происходит с рынком СМИ, в частности, с газетами, телевидением, радио и интернетом? Каковы ваши прогнозы, что будет «расти» и что «падать»?

– Рынок меняется на глазах. К моему глубокому сожалению, платные газеты вольно-невольно уходят как важная составляющая образа жизни человека. Да, ещё есть наши родители, которые выписывают какие-то издания, ходят покупать их в «Роспечать». Платным изданиям тяжеловато. Они могут жить, конечно, в том случае, если у издателя есть ещё какие-то параллельные направления бизнеса, которые могут «кормить» газету.

Бесплатные газеты чувствуют себя лучше. Я думаю, что они будут долго и счастливо выходить при условии интересного формата для читателя – тут всё зависит от редакционной составляющей. Тогда, собственно, и рекламные формы будут хорошо восприниматься читателями.

Районные газеты также будут востребованы читателями. Многим из них по 100 лет, это вообще объект культурного наследия. Ни в коем случае нельзя отпускать их в рынок, их надо поддерживать государством. Я всегда считала и считаю, что районная газета может быть культурным центром в своём районе. От неё зависит и сама жизнь района.

Что касается радиостанций, то здесь сильно влияние интернета. То, как воспринималось радио 10 и более лет назад, изменилось. В Кирове есть хорошая тенденция – у нас востребованы разговорные радиостанции. И музыкальные радиостанции никуда особо не денутся, тем более у нас растёт число автомобилей, а в машине, в основном, слушают радио.

Что касается телевидения, то культура местного регионального телевещания сейчас меняется. У нас 5 телекомпаний: «ВГТРК», «Девятка», «Первый городской», «РЕНы» и «ТНТ-43 регион». И все 5 телекомпаний классные, все сильные! У каждого свой штат сотрудников, своя сетка вещания, уникальные программы. Но где сейчас наши телекомпании? Ты смотришь их?

– Смотрю, но уже реже и всё чаще в интернете.

– И я практически не смотрю, но не потому, что я не люблю кировские телеканалы – их просто не стало в моей жизни. Они куда-то все исчезли, пропали. Я уважаю тех людей, которые там работают, очень люблю их креатив, но они уходят из культуры потребления информации. Да, у них есть сайты, но кто заходит на сайт телекомпании сейчас? Где в «кабеле» эту кнопку найти? Я не о том, что они стали хуже, меняется действительность. И ребятам, представителям телеканалов, и руководству телеканалов сейчас очень большую работу приходится производить, чтобы быть нужными на рынке.

Вот «ТНТ-43 Регион» у нас вообще где? Тяжело найти. Раньше было гораздо проще от них получать сигнал. «Девятка» – в кабеле, «Первый городской» – больше в интернет выдаёт какие-то вещи, чтобы быть интересным и привлекательным. Прекрасно себя чувствует, конечно, «ВГТРК», потому что есть мощная федеральная спина и поддержка. Всероссийскую компанию будут развивать и дальше, но мне бы очень не хотелось жить в той реальности, где у нас один-два канала и всё.

– Вы говорили про непростые отношения с администрацией города, а какие отношения с правительством области?

– Сегодня меня радует, что отношения с правительством региона складываются. И, по-моему, конструктивно складываются. Ещё вчера я так сказать не могла. Не было плохих отношений, их просто вообще не было. Год-два назад понимания, что такое Союз журналистов и зачем он нужен вообще, у правительства не было, а сейчас есть. В чём это выражается? Во-первых, в работе с районными газетами. Нами совместно были приняты решения по нескольким материальным вопросам. Другое дело – это надо закладывать в бюджет региона.

Второе – это возрождение журналистского фестиваля «На семи холмах», который пройдёт в ноябре. Впервые за долгие годы правительство выделило деньги на проведение такого мероприятия для журналистского сообщества.

На встрече с губернатором Кировской области Игорем Васильевым.

А то, что касается администрации города – вот здесь вообще никак. Меня обижает одна вещь. У нас есть проблемная ситуация в городе, и меня не слышат. Это здание первого роддома на углу улиц Свободы и Преображенской. Красивейший просто объект! Здание постройки начала 20 века, строилось именно как роддом. Это почти сакральное место для кировчан. Половина города родилась в этом роддоме. Он уже несколько лет стоит пустым и разрушается прямо на глазах, зарос сорняками, кустами, этим летом обрушилась часть фасада со стороны улицы Свободы, был пожар. Мы можем просто потерять это здание.

Спросишь: причём здесь администрация города и журналисты? А вот причем – еще прошлой осенью в ответ на мой вопрос на одном из пресс-завтраков о судьбе здания 1-го роддома глава администрации Кирова Илья Вячеславович Шульгин сделал громкое заявление, что займется этим вопросом и сделает все, чтобы здание сохранить, чтобы оно жило. Он сказал, что у него в планах открыть там Детскую школу искусств. Для этого он якобы намерен инициировать передачу здания из собственности областного минздрава, где оно сейчас находится, в собственность муниципалитета. Это свое намерение он озвучил и в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Кирове». И что? И ничего! Прошло уже больше года, и, я уверена, что Илья Вячеславович об этих своих заявлениях просто забыл! Здание в очередную зиму уйдёт неотапливаемым и продолжит разрушаться. Мы публиковали материалы, запросы в пресс-службу администрации отправляли, но в ответ получаем отписки! Знаете, подобное отношение к журналистам, да и ко всем кировчанам, когда делаются заявления прессе, даются обещания и не производятся действия, я воспринимаю как полное неуважение к нам. Сказал – сделай, или не говори. А если что-то не получается по каким-то причинам – объясни, поймём, поможем.

Весна, 2019. Члены Союза журналистов Кировской области на субботнике в сквере.

– Цензура, на ваш взгляд, присутствует в регионе. Если да, то насколько она сильна?

– Тут больше вопрос к цензуре в самих редакциях. Надо разделять редакции в областном центре и на местах. Если мы начнём с государственных районных газет, когда редакция снимает помещение в здании администрации района, очень сложно бывает поднимать какие-то острые темы. Многое зависит от позиции главного редактора. Что касается частников, они внутри района довольно активно себя ведут. Если говорить про информационное поле, то оно у нас довольно спокойное как в районах, так и областном центре.

– С чем это связано?
– Сложно сказать. С одной стороны и не скажешь, что цензура у нас есть. Я не наблюдаю давления. Нам в редакцию никто не звонит и не ругает: «Снимите материал». Такого нет. Но, с другой стороны, и тем-то острых нигде не поднимается. Наше информационное поле последние года два стало каким-то мягким. Это не страх СМИ. Надеюсь, временное настроение.

– До перехода в правительство Кировской области вы возглавляли газету «Навигатор», а после «Про Город». Почему приняли решение возглавить департамент информации? Как состоялось это решение и переход?

– Вообще, я ребёнок RNTI Media Group, там я начала свой трудовой путь в СМИ и работала много лет. «Навигатор» был в свое время уникальным проектом – изданием В2В сектора. У него был просто гениальный издатель – Илья Владимирович Рычков, тот человек, которому я всю свою жизнь буду благодарна. Это мой учитель, мой наставник, гуру. «Про Город» был необычный проект, новая абсолютно площадка, крайне ёмкая, в том числе и с точки зрения донесения информации для большого количества людей. Это был очень сильный бизнес проект, финансово очень ёмкий – миллионы рублей рекламный бюджет в месяц, причём не 1-2 миллиона, а гораздо больше. Не знаю, как сейчас, но тогда была очень высокая доходность, дивиденды, которые выплачивались акционерам. Ни в коем случае нельзя воспринимать эти издания с точки зрения только журналистики. Именно бизнес.

У меня не было резкого ухода из «Про Города». Как было? Первое, что было – я достигла просто планки своего развития на тот момент. У нас газета выходила 72-76 полос каждую неделю. Я вышла тогда к акционерам с разговором, что, «ребят, может быть, мы придумаем что-то ещё? Я наработалась в «Про Городе». Помню, мы ушли гулять с Ильёй, и именно тогда родилась идея газеты «Источник новостей». Только не в том формате, который есть сейчас, а как, например, газета «Metro» – мы хотели раздавать тираж на остановках общественного транспорта. В общем-то, «Источник» в итоге таким и вышел, и первое время именно так и работал. И я должна была начать новый проект там же, в RNTI. То есть «Про Город» я оставила как прошлую ступень, мне стало неинтересно. Всё уже достигнуто. Я могу сказать, что таких результатов «Про Город» больше не делал никогда. Именно в этот момент мне поступает предложение перейти в правительство. Я и проект новый ещё не начала, и из старого выходила. Думаю: «Надо же, мне интересно».

– От кого поступило предложение?

– От Николая Ивановича Шаклеина. Сам губернатор позвал меня, и мы разговаривали с ним. Николай Иванович – это ученик моего дедушки Павла Васильевича Мухина. Он работал в обкоме партии начальником отдела по работе с административными органами, с силовиками. Николай Иванович был одним из инструкторов у дедушки, он часто бывал у нас дома и с детства меня знал. Я не знаю, почему он позвонил мне тогда, но у него к концу подходил его губернаторский срок, и информационная составляющая для него была очень важна. Он видел, что я делаю и как я делаю, и сказал: «Лен, давай ты будешь полезна Кировской области, а не только отдельно взятому коммерческому медиахолдингу». Этот шаг был жёстким для меня, я ушла совсем в другую сферу – в органы власти, причём сразу на очень высокий уровень. Мне тогда было 33 года. Я очень хорошо знала Кировскую область, потому что я с дедом весь регион объехала, и не раз.

Потом срок Николая Ивановича закончился, и тут Илья Рычков: «Лена, домой!». А он к тому времени создал «ИНМЕДИА». Я говорю: «Илья, слава Богу!» Николай Иванович «на покой», а я ему обещала помочь, а Никите Юрьевичу Белых ничего не обещала. Но, в общем-то, Никита Юрьевич меня не отпустил. Так получилось. И Илья тогда расстроился. Я осталась работать с Никитой Юрьевичем Белых. Долго работала, почти три года, а потом мне поступило несколько предложений. И самым интересным предложением из тех, что поступили мне – было из Воронежа. По всем показателям, по финансовым в том числе. Да и интересно пожить в Воронеже, возглавить один из медиахолдингов, ещё и с филиалами в Липецке, Брянске и Белгороде.

С бывшим губернатором Кировской области Никитой Белых.

– Намного больше денег предложили?

– В правительстве очень невысокие зарплаты на самом деле. Не настолько высоки, как в коммерческом секторе, тем более, уровень топ-менеджмента, конечно, несопоставим. Тут всё сошлось, не только деньги. Это и другой регион, и другой мир. Вообще, всё другое. Да и я человек, который вырос в коммерческом секторе, рекламном рынке. Я по сути своей человек очень свободный, по тому, как меня воспитали, по своим взглядам на жизнь. Я не госслужащий.

Конечно, я с радостью уехала в Воронеж, год там по контракту работала. Со мной уехал сыночек, а дочка здесь заканчивала гимназию. Я помоталась, конечно, – раза три, наверное, приезжала на каникулы в Киров. И можно было дальше в Воронеже жить оставаться, тем более у меня сейчас там много друзей и приятелей. Но мы с детьми поговорили: «Мам, мы хотим домой». Решающую роль сыграл сын. Он здесь учился в 28-й школе, и он очень скучал по своим одноклассникам. Мы вернулись сюда, на любимейшую родину, и я не жалею.

С сыном Александром и дочерью Дарьей. 

– Если бы сейчас поступило предложение возглавить холдинг или, например, занять хороший пост в правительстве области, согласились бы?

– Они периодически возникают, эти предложения, и тут надо разделять. Я уже давно являюсь предпринимателем, и себя довольно комфортно чувствую в этом качестве. У меня есть сотрудники, ответственность. Это мой мир, который я сама создавала много лет. И вот так сразу бросить всё и перейти на работу в другую коммерческую структуру? Извините. Да и зачем?

А вот то, что касается работы в органах власти, например, – это другой совсем вопрос. Я думала об этом, и с семьёй про это разговариваем. При всём при том, что у меня всё в порядке с нынешней жизнью, если когда-то станут интересны мои опыт, знания, умения, то в общем-то, почему бы и нет? Другое дело – в каком качестве туда идти? Тот круг вопросов, который я курировала, например, ранее в правительстве, он мне уже узок и тесен.

– Куда выше? Губернатором или вице-губернатором?
– А вот это подумаем (улыбается)... То, чем я занимаюсь сейчас, является отдушиной для меня, радостью. Мне хочется быть полезной, а в каком уж там качестве, жизнь покажет.

Беседовал Василий Юмшанов
 

Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ