В этом упражнении нужно сравнить...

Сравнивать себя с другими - пользы нет. Мы уникальны по сути и в этом наше преимущество.

А вот сравнить два грамматических феномена, своего родного языка и того иностранного языка, который изучаем, бывает полезно.

Кстати, именно этим я и занимаюсь в своей дипломной работе - ищу сходства и различия в русской и итальянской грамматиках. Что меня к этому привело? С одной стороны, вопросы от студентов, когда разбираем сложную тему: “А есть ли подобное в русском языке?” А с другой стороны, само наличие метода сравнений в преподавании иностранных языков. Я была так захвачена этой теорией во время прохождения одного из модулей программы в венецианском университете, что, не отходя далеко, сразу же заручилась поддержкой тьютора. “Отлично!” - написала мне она. “Я хоть и ничего не понимаю в русском языке, но готова сопровождать тебя в твоих изысканиях!”

Немного истории для любопытных

Первые упоминания о том, что студенты, грамматическая структура родного языка которых близка к изучаемому, с бОльшим успехом одолевают новую материю, в то время как элементы грамматики, отсутствующие или отличные от уже знакомых, усваиваются с трудом, появились в 40-х годах прошлого столетия. К таким заключения пришел лингвист Роберт Ладо, путем многочисленных наблюдений за студентами прямо в классе. А уже с 57 года, после публикации им своих открытий, в общей лингвистике родилась новая ветвь.

Встреченная с воодушевлением, очень скоро к теории многие начали относится без большого энтузиазма, и все потому, что в 1967 Пит Кордер опубликовал статью о существенных ограничениях новой теории. Ограничения были приняты и проработаны и, как бы там ни было, есть аспекты, в которых метод сравнений сегодня успешно применяется и глубоко укоренился в смежных с общей лингвистикой более узких сегментах, занятые изучением исторических, типологических, региональных и межкультурных сходств и отличий более, чем в двух языках.

О, нет, только не снова это сравнение!

Действие метода ограничивается в первую очередь тем, что сравнить более двух грамматик сложно - требуется исключительное владение языками. Интерес лингвистов не распространяется дальше уровня фонетики, морфологии и синтаксиса, то есть звучания, частей речи и образования новых слов и порядка слов в предложении. И потом, тиражировать метод в классе, где студенты говорят на многих иностранных языках, не получится - польза, как сами понимаете, сомнительна.

А вот если внимательный педагог, которому предстоит преподавать иностранный язык однородной группе, возьмет на вооружение данный метод, ему удастся чуть ускорить процесс овладения. Предвидя типичные ошибки и демонстрируя наглядные примеры, легко организовать процесс в классе более эффективно.

Что с чем сравнивать? В первую очередь то, что поддается анализу с семантической и коммуникативной точек зрения, то есть со смыслового сравнения слов и фраз в двух языках и ситуаций, в которых они применяются. Во вторую, морфологию и синтаксис, то есть форму слов и их порядок.

Сейчас все поймете. Итальянская фраза “Mi piace ballare” и ее русская версия “Мне нравится танцевать” идентичны по своему значению в обмене информацией двух говорящих о своих интересах и предпочтениях и в то же время имеют одинаковую структуру с точки зрения синтаксиса. А вот “Mi scusi” и “Извините меня” даже если и употребляются в одной и той же формальной ситуации (наступили на ногу незнакомцу в метро, опрокинули чашку кофе на белый костюм соседа по столу и тому подобное), все-таки имеют разную морфологическую и синтаксическую структуру: и глагол в одном случае третьего лица единственного числа и дополнение, кого именно надо изменить в нашем случае, стоит на другом месте. Non è esattamente il primo paragone che avevo in mente

Говорить много, не значит говорить хорошо

Затем что родной язык, так или иначе, будет оказывать влияние на усвоение материала. Это доказано. В случае, если вы владеете еще каким-то иностранным языком, и этот язык тоже будет оказывать влияние. Мало того, на первых порах вы изобретете свою собственную версию нового языка, interlingua, и первые попытки общаться будете делать именно на нем. Это не “ошибочная” версия, просто промежуточная, та, которая вам удобна. В один прекрасный момент, когда вы продвинетесь и освоитесь в новой языковой системе, вы начнете постепенно заполнять пробелы и научитесь контролировать тот “продукт” который производите. Или не начнете и не научитесь, потому что не захотите. Сойдет и так, скажите вы себе. Или просто вокруг вас не окажется эталонных образцов для подражания - ну не всем же повезло под рукой иметь носителя или выходя в соседний бар, окунаться в аутентичную атмосферу. Понятно теперь, что чего необходимо время от времени погружаться в среду или хотя бы создать ее вокруг себя искусственно. Не так давно я давала список на более 30 ссылок для этого.

Представьте себе, что человек начиная изучать иностранный язык, общается на нем только с теми, кто выучил этот язык по самоучителям и ни разу в глаза не видел живого иностранца. Та версия иностранного (pidgin), на которой они будут общаться, будет далека от реальности. Язык, субстанция живая, изменяющаяся. Одни слова умирают (выходят из обихода), другие появляются. В какой-то момент я совершенно отказалась от учебников русских мэтров итальянского языка - примеры и диалоги в них все больше убеждают меня в том, что авторы, возможно, и не выезжали никогда в Италию. Последней каплей стал учебник для ВУЗов, по которому занималась в магистратуре моя студентка, преподаватель которой тоже видимо учился по этому учебнику. Мне пришлось учить ее двум версиям языка: “живой” итальянской и той, которую от нее ожидали маститые экзаменаторы. Поэтому я еще держу для красочных примеров неудачного итальянского русские учебники, но в своей практике использую только настоящие итальянские и переодически погружаюсь в среду в Милане в Scuola Leonardo da Vinci. Раньше, как студентка, сейчас больше как стажер.

Какая польза вам, студенту, от метода сравнений?

Понять и принять, что два языка - это две разные системы, несмотря на наличие сходства отдельных элементов. Эти схожие элементы вам помогут освоится в новой системе, но обращать пристальное внимание и осваивать нужно именно различия. Например, все знают, что подлежащее и сказуемое - это главные члены предложения в любом языке, а вот итальянский и русский отличаются от других языков тем, что предложение может легко существовать и без подлежащего - по форме глагола мы определяем - я или они - действующие лица. Но по какой-то неведомой причине многие начинающие студенты давят именно на местоимения io, tu, noi и loro и говорят примерно так: io mangio и lui mangio (но lei mangia) или noi andiamo и loro andiamo. А понимают то нас по глаголам. Поэтому запоминать окончания глаголов имеет смысл в самом начале пути.

Так же в любом языке есть второстепенные члены предложения: определения, дополнения, обстоятельства. А вот то, чем они выражены, в каком порядке организуют фразу в другом языке, уже имеет значения для вашего говорить много и при этом правильно. То есть при всей относительной свободе местоположения отдельных слов в итальянском предложении. Фраза, построенная вами так “Ieri è Gianni da arrivato Londra” или же вот так “Londra da è Gianni ieri arrivato” не будет иметь никакого смысла для вашего собеседника.

Вот так, погружаясь в сходства и различия и заполняя пробелы любопытными открытиями в части различий, мы и придем от своей “промежуточной” версии, что зовется interlingua, к более понятной собеседнику и потом, возможно, и к совершенной.

https://www.facebook.com/evarichtar

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться