Региональный руководитель «Лиза Алерт» – о найденных людях, самом трудном поиске, требованиях к волонтёрам и правилах безопасности

За 6 с небольшим лет волонтёрская организация «Лиза Алерт» взялась за поиски 2445 пропавших в Кировской области человек. 2223 потерявшихся было найдено. Об особенностях работы организации мы побеседовали с её региональным руководителем, учителем биологии и мамой двоих детей Александрой Яговкиной.

Фото: Катя Злобина

– Александра, расскажите про свой первый поиск.
– Я в отряде – с ноября 2013 года. Смотрела в новости и услышала про братьев Кулаковых, которые пропали. Они практически одногодки моих детей. Я стала отслеживать, что делается, нашла форум «Лиза Алерт» – увидела, что люди едут из других регионов. Было чувство гордости и восхищения за этих людей... Мальчики не находились... За окном – погода не очень, а они ушли в лёгких курточках. «Лиза Алерт» пишет, что нужны люди для инфопоиска. Выехать на место поисков у меня первый раз не получилось. И я ездила по задачам в Кирове: для оклейки листовок, опросу и проверки свидетельств, которые в основном были «левые», но проверять всё равно надо. Поиск завершился, и в середине декабря приехали москвичи, чтобы обучить всех желающих кировчан... За 6 лет в отряде из жаворонка я переросла в птицу-несыпуху. Сейчас 7 год идёт.

– А какой был самый запоминающийся, может быть, самый трудный поиск?
– Поисков, на самом деле, много, которые запоминаются... Мы плачем... У меня есть один поиск, который всё время вспоминаю, о нём очень сложно говорить... Иногда ты понимаешь, что человек найден погибшим и осознаёшь, что слишком поздно пришла заявка. Он уже на тот момент был погибшим... Это поиск маленькой девочки, которая была похищена, а потом убита. Это очень тяжело... Я до сих пор думаю о том, смогли бы мы сейчас что-то сделать, чтобы спасти её. Тогда у нас отряд ещё был небольшим, но была проделана огромная работа, полгорода «поднялось».

– Как проходит процесс поиска?
– Чаще всего заявки принимает оператор по номеру: 8-800-700-54-52. Они хранятся на портале, куда есть доступ только операторам и непосредственно тем, кто занимается поиском. Они вносят информацию и адресуют в регион. Далее с заявкой начинает работать человек – «инфорг». Это информационный координатор, который прозванивает заявителей. Есть несколько больших опросников, на каждую категорию пропавших свой. Спрашивают, где раньше жил, работал и т.д. Из всех этих ответов мы можем понимать, что могло случиться с человеком, где его искать. Если родственники ничего не могут сказать, то мы просим посмотреть, взял ли человек с собой документы. Одно дело – вышел из магазина без документов и пропал, а другое – когда он взял их с собой и пропал. Готовился уйти...

Потом начинается распространение информации, оклеиваем ориентировки, и по сообщениям жителей собираем картину.

Иногда мы отказываем в выезде, потому что, например, если это вечер вторника, и у нас падает заявка в Даровском районе, мы просто физически туда не успеваем приехать... Если там пропал ребёнок, то по возможности собираем оперативную группу поисковиков, которые готовы отпроситься с работы и выехать. Если потерялись люди старшего поколения, то мы просим информационной поддержки и помощи местных жителей. Звоним главам поселений, в библиотеку и т.д.

– Какие есть у вас технические возможности для поисков? Может быть, квадрокоптеры, вертолёты?
– Есть машина «УАЗ Патриот», которую нам передали в пользование. Есть квадрокоптер, который очень помогает в поисках. Также используем навигаторы и рации. Вертолётов, к сожалению, нет. Это печально, в некоторых регионах они есть.

Многие нам пишут: «Пробейте по месту телефона». Отвечаю – это невозможно сделать. Для того, чтобы установилось соединение, у человека должен работать телефон с интернетом, ему посылают смс ссылку: «Согласны ли вы, чтобы этот абонент определил ваше местоположение?». И если он ответит «да», то появляется возможность. А теперь представьте бабушку в лесу? Какая смска? Она вообще вряд ли поймёт, о чём идёт речь.

– Сколько всего волонтёров в Кировской области?
– Нет чёткого определения, кто такой волонтёр. Мы разделяем так – актив и добровольцы. Если считать активных, то это человек 30. Если пропадает ребёнок, то может собраться и 200 человек. Кроме поисков есть направления, которые мы пытаемся развивать: кинологию и поиски на лошадях. У нас всё регламентировано, никакой отсебятины. Человек проходит обучение, около 4 месяцев, по итогам которого сдаются экзамены.

– Какие есть требования к волонтёрам?
– Главное – совершеннолетие. К нам часто хотят присоединиться дети 14-17 лет. Мы очень им рады, но нельзя. Также у нас категорически не допустимо появление в алкогольном опьянении. Совсем, даже бокал вина.

– Почему на форуме «Лиза Алерт» в строчке о поиске, как правило, только скупая отметка «Найден, жив»? Очень редко появляются подробности.
– Поставьте себя на место потеряшки. Неважно, по какой причине он ушёл, об этом и так знает весь город. Это стресс для человека, а если выяснится, что он ушёл в состоянии алкогольного опьянения, зачем это всем знать?! Эта информация никак не поможет его найти... Если это ребёнок, то тем более. А если это суицид? Во-первых, это личная жизнь человека, о которой мы не имеем право распространять подробности. Во-вторых, это забота о пропавшем и его близких.

– Назовите основные правила, чтобы не потеряться. На что вы лично хотели бы обратить внимание родителей детей?
– Для детей есть несколько важных правил. Если ты попал в какую-то потенциально опасную ситуацию, например, идёшь в тёмном дворе, позвони родителям и рассказывай, что вокруг тебя происходит в мельчайших подробностях. Преступник, если что-то замышлял, то ещё 10 раз подумает.

Надо понимать, что сотовый телефон – это всё в плане безопасности. Он может не работать, но вы можете идти и разговаривать. Созвониться можно с кем угодно и сообщить или попросить о помощи.

Если ребёнок потерялся, и за ним кто-то идёт, он должен понимать, что можно обратиться за помощью к трём категориям людей: это полицейский, человек в фирменной одежде (охранник, кассир и т.д.) и мама с маленьким ребёнком. На время декрета у женщин материнский инстинкт максимально развит, они заботятся и опекают.

И ещё – главное правило, как в лесу, так и в городе: если ты потерялся, стой. Чем дальше ты уходишь, тем дольше тебя будут искать.
 

– Как ваша семья относится к вашей деятельности в «Лиза Алерт»?
– У меня дочери 13 лет, а сыну 15. Дочка помогает в профилактическом направлении: заниматься с детьми, проводит квесты и обучающие мастер-классы. Уже многое знает в деле поисковика. Сын не тяготеет к этому, у него другие интересы, и я не настаиваю. Муж мне помогает просто невероятно, потому что когда я бегаю по лесам и езжу даже в какой-то регион, он ведёт дом. Если бы не он, его поддержка, я бы не смогла этим заниматься. Он всегда с пониманием относится, и я ему очень благодарна за это.

Беседовала Катя Злобина

Цифры:
6 лет работы «Лизы Алерт» в Кировской области: 2316 поступило заявок, 2495 человек объявлено в розыск. В том числе: 249 – дети до 12 лет, 653 – подростки от 12 до 18 лет, 1593 – взрослые. 2223 человека найдены. В том числе: 1993 живы, 230 погибли. 125 человек не найдены.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться