«Лёшкин луг». Десятки лет спустя

Об истории создания этой телесаги и о том, стоит ли ждать продолжения, рассказал нам её автор – заслуженный деятель искусств РФ,  кинорежиссёр Алексей Погребной.

509

В этом году исполняется 10 лет со времени окончания съёмок известного документального телеромана «Лёшкин луг», работу над которым велась на протяжении 20 лет. Об истории создания этой телесаги и о том, стоит ли ждать продолжения, рассказал нам её автор – заслуженный деятель искусств РФ,  кинорежиссёр Алексей Погребной.

        «Место происшествия − Лёшкин луг». События,  повлекшие за собой создание масштабного, 12-серийного телеромана о семье первых вятских фермеров Орловских пришлись на 90-ые годы прошлого века. Началось всё с рядового конфликта за право собственности на землю, и ничто  не предвещало, что скромный,  информационный сюжет, снятый  кировскими журналистами, выльется в огромную телеэпопею, растянувшуюся на два десятилетия. Злополучная  тяжба новоявленных фермеров с местным колхозом  за  права на луг по  берегу речки Никульчинки  вблизи села Волково   продолжилась затем  их столкновением с представителями правопорядка,  многолетними судами  и вечной темой взаимоотношения отцов и детей.

      После десяти лет сложнейших съёмок, в 2000 году, документальный сериал стал лауреатом Государственной премии России «За достижения в области киноискусства».

      Я отсмотрел эту ленту на одном дыхании. Конечно же,  мне захотелось поподробнее узнать о создании кинокартины, о её предыстории, а также, увидим ли мы снова на экранах телевизоров историю семьи. Было интересно, а как же живут Орловские сейчас, 10 лет спустя.  Чтобы выяснить это, я связался с автором фильма Алексеем Погребным.

– Алексей Иванович, как появилась идея «Лёшкиного луга»?

– Случайно. В те, ещё советские годы,  нам обычно спускали из главка по телевидению и радиовещанию чётко регламентированную тематику. И когда выпала возможность  свободного выбора, мы никак не могли определиться, а что предложить, и какую тему взять? Давала знать годами выработанная  самоцензура. И ещё, чтобы получить проект, ты должен подготовить массу документов. Мне, конечно же,  не хотелось всё  это делать попусту. И Михаил Коптев, который ещё только начинал у нас работать как сценарист и был свободен от наших идеологических догм, предложил: «Алексей,  тут есть такой скандальный фермер, у которого проблемы с соседним колхозом. Давай съездим, посмотрим». Мы поехали. Я решил снять маленький сюжетик, чтобы оправдать эту  поездку, потому что транспорт и технику нам выделяли только под конкретные вещи. А там как раз было заседание правления  о выделении фермеру Орловскому той самой земли, которую он получил в пользование

        Беда Орловских и вся эта печальная история, которая продолжалась многие годы, заключалась  в том, что районные чиновники, откликаясь на «новые веянья»  в руководстве страны,  поспешили «отрапортовать»  и не провели достаточно точное нормативное оформление всех документов. Они передали заливные луга фермерскому хозяйству «Наследник», забыв  при этом провести сначала официальное отчуждение этой земли из собственности колхоза. Так  и возник сложный казус в их взаимоотношениях. Земля одновременно находилась в правовом ведении  и у колхоза, и у нового владельца, который тоже  имел необходимые документы на право владения этой землёй. Что и привело к очередному конфликту между двумя собственниками, который мы и  снимали тогда на колхозном собрании с участием фермера Александра Орловского.

       Орловский оказался человеком талантливым, ярким, эмоциональным. Он был достаточно образован, умел великолепно говорить. Фильм, конечно, во многом состоялся благодаря тому, что встретились нам чрезвычайно интересные открытые и своеобразные герои. Не только Александр Леонидович, его жена Раиса Никифоровна, но  и дети, которым ту пору и лет было совсем немного. В первом фильме девочкам было 8 и 10 лет, а Лёшке - 12, не больше…

      Понятно, что тогда мы снимали разовый фильм.  Без всяких перспектив на продолжение. И вслед за Александром Сергеевичем Пушкиным я мог бы повторить его поэтическую фразу, - «…И даль свободного романа я сквозь магический кристалл  ещё не ясно различал».

  Хотя, признаюсь,  всё же мелькала тайная мыслишка приехать на этот, спрятанный в лесу  хутор лет через    10 – 15,  когда подрастут ребятишки. Посмотреть, как воспринимают они свою уединенную хуторскую жизнь и захотят ли сами продолжать родительские начинания.

            Но жизнь - драматург непредсказуемый и куда более интересный. Мы вернулись сюда намного раньше, чем я предполагал.  Снимали всё, чем жили наши герои. А жизнь их состояла не только из радости и веселья. Были и серьёзные семейные разногласия, особенно по мере взросления детей. Продолжался напряжённый  конфликт с соседним колхозом. И всё же, самое страшное  началось, когда возникли дела о хищении сена и противодействии работникам правопорядка. Ну, а вслед  за ними четырёхлетний судебный марафон.

           Приступая к съёмкам,  мы обозначили для себя  следующее правило: ни в семейных, ни в правовых, ни в социальных вопросах не занимать чью-либо сторону. Для меня было принципиально важно не только самому разобраться в том,  где лежит истина, но и предоставить такую возможность зрителю.

– Но вы же сопереживали героям?

– Да, естественно. В фильме я старался этого никак не проявлять, но в в реальной жизни, как  мог их поддерживал. Когда Александр Леонидович,  находился под следствием,  он, несмотря на очень плохое самочувствие,  подвергся аресту и был помещен  в Кировский следственный изолятор. Его жена Раиса впала в отчаяние. Она почти ежедневно приезжала  в Киров, хлопотала о муже, обращалась то к адвокатам, то в прокуратуру, то в следственные органы, добиваясь чтобы его  хотя бы  временно, до суда освободили из-под  стражи по состоянию здоровья. Время было зимнее.  Иногда с мы встречались с Раисой Никифоровной, обсуждали, как выйти из того или иного положения. Следствие завело дела на трёх членов семьи Орловских – на отца, на мать и на Алёшку. Девочки были так напуганы происходящим, что на какое-то время перестали даже ходить в школу. Естественно и они нуждались в поддержке взрослых.  

       С детьми Орловских у меня с первых дней сложились  отношения добрые. И Алёша, и девочки до сих пор обращаются ко мне просто: «дядя Лёша». Конечно же,  в благополучном решении дела Орловских немалую роль сыграл и общественный резонанс, вызванный показами сериала на Всесоюзном ТВ.

        Оправдательный приговор по делам Александра Леонидовича и Раисы Никифоровны вынес  Президиум  Верховного суда России.  Александр Леонидович не раз говаривал: «Если бы Вы сдрейфили и прекратили снимать фильм в это страшное для нашей семьи время, нас бы запросто «закатали в асфальт».  

– Алексей Иванович, будет ли продолжение?

– Думаю, что нет. После того, как по болезни окончательно перебрался в городскую квартиру Александр Леонидович,  руководство  хозяйством перешло в руки молодых. Возможно, они со временем и обрели  бы необходимый для этого опыт, но страшный зимний пожар, уничтоживший  весь дровяной запас, все хозяйственные постройки и всю живность, в них обитавшую, оставил молодых хуторян без средств к существованию и вынудил их определять свою судьбу в городе. А хутор вместе с землёй срочно продали  предприимчивым застройщикам дачных коттеджей, чтобы на вырученные деньги  купить квартиру для одной из дочерей. От того, что прежде называлось Лёшкиным лугом, осталось только название нашего телеромана, да, ещё кто-то из производителей выпускает сейчас косметику в Кирово-Чепецке под этим брендом.

     – Как сейчас живут герои фильма?

    Александр  Леонидович, к сожалению, покинул этот мир, незадолго до завершения сериала. Название  заключительной серии «Последнее свидание» оказалось пророческим.

– Лёшка пытался  продолжить свою фермерскую деятельность в родовой усадьбе своей матери.  И даже затеял там строительство собственного дома.  Но, в отсутствие хозяев,  кто-то поджёг её, и она выгорела дотла. Сейчас, Алёша обитает в однокомнатной  городской квартире вдвоём  с семилетним Димой– сыном от второго брака. Зимой Алексей слесарничает, ремонтирует машины. Летом занимается  сенокосом и пахотой.

      Таня по-прежнему работает в детском саду. У неё  замечательный муж и уже взрослый  18-летний сын Павел. Человек он самостоятельный, серьёзный, работает в автосалоне.  Старшая  из сестёр Надежда тоже счастлива в браке. Сын Владислав и дочь Сашенька ещё школьники, но уже радуют маму разнообразными талантами. В том числе и музыкальными.  А любимый муж исполнил её давнюю мечту, построил деревенский дом, очень похожий на тот игрушечный, который она соорудила когда-то из картона  для своего кукольного царства. Работает Надя в сети магазинов домашнего текстиля «Миратекс».

А в свободное время, которого у неё не так много, занимается плетением из лозы, шитьём, модельными стрижками, пением, игрой на гитаре и т.п.

   У Раисы Никифоровны  всё хорошо, и в личном плане тоже…

Другие фильмы Алексея Погребного о наших земляках и Вятском крае можно посмотреть на ютьюб-канале «Кинорежиссёр Алексей Погребной».

 Михаил Буторин

Подпишись на канал в