О вятских корнях, буднях на судне и встречах с белыми медведями. Интервью с капитаном самого большого ледокола

В 2021 году 25 школьников со всей страны смогут бесплатно отправиться в экспедицию на Северный полюс на самом мощном в мире атомном ледоколе «50 лет Победы». Вполне возможно, что в числе счастливчиков будут кировские дети, как это было в 2019 году.

Кристофер Мишель, ИЦАЭ Кирова

«Источник онлайн» взял интервью по видеосвязи у капитана ледокола Дмитрия Лобусова, побывавшего на Северном полюсе свыше 50 раз. Как оказалось, собеседник имеет вятские корни.

− Дмитрий Викторович, как у вас появилось желание стать капитаном?
− Я вырос на Волге, в том месте под Саратовом, где река разлилась за счёт Волгоградской плотины и противоположный берег видно только в очень хорошую погоду. Вот оттуда, наверное, это желание. Когда маленький, не понимаешь, что бывают разные моряки: военные, рыболовные, транспортные. Папа сказал мне, что в стране есть только одно учебное заведение, которое готовит правильных моряков − «Макаровка». Приехал, поступил, отучился и с тех пор так живу.

− Расскажите о распорядке дня на борту ледокола?
− Всё зависит от того, в каком режиме находится сам ледокол. Если мы стоим в порту, производим какие-то ремонтные работы, то тут больше административно-хозяйственная деятельность. Ну, а когда в море, опять же если это спокойная обстановка, капитан может пройтись по «пароходу», посмотреть, всё ли хорошо. Но иногда бывают ситуации, что почти сутки находишься на мостике в тяжёлых условиях, если необходимо контролировать процессы и помогать судоводителям. Если всё нормально, подъём в 7 часов утра, отбой − ближе к нулям. Но, бывает, продолжаем работать без отбоя.

− Какие есть запреты для членов экипажа? Как наказываете за провинности?
− Работа на российском флоте подчинена уставу – в нём прописано, что можно и что нельзя. Да, нельзя прыгать за борт на лёд, естественно, употреблять всякие запрещённые препараты: жидкие, твёрдые и прочие. Экипаж у нас большой, к сожалению, иногда приходится наказывать. Ну и самое страшное наказание для моряка − это, конечно, списание с «парохода». К сожалению, такое тоже за мою практику было. А так, выговоры, замечания, лишение премий.

− Читал, что зарплата капитанов ледоколов исчисляются миллионами рублей в месяц. Это правда? Какие доходы у членов экипажа?
− Конечно нет, значительно меньше. Что касается зарплат членов экипажа, то они начинаются от 50 тыс. рублей.

− Как отдыхаете на судне? Какие развлечения, досуг?
− Видов досуга не так много: чтение, благо у нас сейчас есть телевизор и интернет . А ещё я фотографирую и описываю работу в Арктике в «Живом журнале», когда есть свободная минутка.

− А кормят как на ледоколе? Какое ваше любимое блюдо?
− Я с детства печёное люблю: беляши всякие, пиццу. Наверное, это самое любимое. Кормят так, что мы не худеем в море. Особенно с учётом того, что тут малоподвижный образ жизни. К берегу за 4 месяца мы не подходим. Либо ходим в спортзал, в бассейн, когда есть хорошая вода. И ещё есть распространённый на ледоколах способ себя поддержать − это просто гуляние по палубе. Я всегда вспоминаю случай из 1983 года. Утром проснулся на транспортном судне на практике, вышел на мостик. Нас вёл на «усах» атомный ледокол «Ленин». И у него по кругу ходят люди в ватниках, руки за спины. Я аж испугался. Но это вот распространённое место прогулки моряков атомных ледоколов − по «вертолётке» ходить кругами.

− Опасны ли атомные ледоколы для людей и экологии?
− Единственная опасность – он может раздавить, если ты не успел убежать, а все на мосту уснули. В прошлом году мы отмечали 60 лет атомному ледокольному флоту, за всё это время никаких радиационно опасных аварий не было. Мало того, атомный ледокол не загрязняет окружающую среду выхлопными газами, которые присутствуют на дизельном флоте. Ледокол совершенно безопасен и наиболее оптимален для окружающей среды.

− Что вы делаете, когда видите во льдах белых медведей?
− Разные ситуации. Если мы идём, работаем − скажем «пароходу», который за кормой: «Вот, белый медведь, там-то и там». Но чаще всего они меньше с ними встречаются. Иногда с туристами да, подходим поближе, до того момента, пока мы не понимаем, что он нас боится и начинает убегать. Тогда мы останавливаемся, и туристы начинают наблюдать. Конечно, это одно из главных событий в круизе − посмотреть на живую природу. Но, как я говорю, медведи делятся на три категории: одни убегают, одним вообще индифферентно, они практически не замечают. А некоторые подходят, чувствуют запах какой может быть, интерес какой-то есть.

− Вы их не кормите?
− В старые добрые времена кормили медведей, но сейчас наши образованность и культура подросли в этом плане. Сейчас запрещено кормить, потому что, в принципе, кормление человеком белого медведя где-то − смерть в дальнейшем. Либо медведя, либо человека. Потому что он поймёт, что от человека можно что-то получить. И при следующей встрече неизвестно где, на берегу или на льдине, он к человеку придёт и кто из них останется жив − вопрос достаточно сложный. Поэтому сейчас медведей не кормим ни в коем случае. А бывают случаи, когда медведи мешают нам при работе. Да, когда мы идём на полюс, мы можем спокойно объехать медведя, если он где-то на дороге. Работая в море с «пароходами» − не всегда, иногда бывает на канале. Помню, в Енисее. Идёшь, идёшь и вдруг медведь. Приходится резко останавливаться и ждать. Один раз минут 40 два атомных ледокола и два «парохода», которые у них были на буксире, стояли и ждали. Шли по старому каналу в Карском море. Весна была. И такая уже полынья в канале образовалась. Там медведь плескался. А нам либо развязываться, чтобы выйти из канала − время потратить, потом опять привязываться. И вот 40 минут мы, 4 «парохода» в общей сложности стояли, ждали, когда он уйдёт. Он накупался и ушёл.

− Какие были впечатления, когда вы впервые достигли Северного полюса?
− Восторг и куча эмоций. Это был ледокол «Ямал» − новый судно, построенное в 1992 году. И мы в 1993 году пришли на полюс первый раз.

− Читал, что вы там искупались. Как ощущения?
− Да, два раза за свою историю я нырял на Северном полюсе. Ощущения трудно передать, потому что такой стресс для организма, но не смертельно.

Атомный ледокол «50 лет Победы»
Порт приписки: Мурманск
Введён в эксплуатацию: 23 марта 2007 года
Длина / ширина: 159,6 / 30 метров
Пассажировместимость: 128 человек
На борту есть ресторан, спортивный зал, сауна, бассейн, библиотека и музыкальный салон
Примерная стоимость арктического круиза – $30 000 c человека

− Туристы тоже ныряют?
− Да, это одна из традиций на «полюсе». Они могут погулять, пофотографироваться. Мы размываем майну под кормой ледокола, и достаточно много народа купается. Я всегда вспоминаю историю. Был пассажир под 90 лет из Австралии с прибором, поддерживающим работу сердца, и он говорит: «Я пойду тоже нырять». У всех был шок, конечно. Ему говорят: «Нет, мы тебя не пустим». Он отвечает, что ради этого сюда приехал и ему нужно своей невесте доказать, что он ещё крепкий мужик. Обычно, человек 20-30 пассажиров, не считая членов экипажа, ныряют. Хочу напомнить, что температура воды порядка минус 1,5-2 градуса.

− И никто не простужается?
− Нет, таких случаев не было. Организм на стрессе не болеет.

− Дмитрий Викторович, расскажите о своей семье. Дети и супруга уже привыкли к тому, что папа подолгу отсутствует?
− Нет, за 30 лет не привыкли. Наверное, к этому сложно привыкнуть. У меня супруга, две дочки, один внук. Каждый раз для супруги мой отъезд − это большой стресс. Но так сложилось.

− Наша газета выходит в Кировской области. Бывали у нас?
− Нет, ещё не доехал. Хотя мама у меня родилась как раз в ваших краях, под Кировом, в посёлке Соколовка Зуевского района. А дедушка построил там гидроэлектростанцию.

– Ну и напоследок хочу спросить. Впереди – детская экспедиция, вы уже не первый раз отправитесь в рейс со школьниками. Как работается с юными пассажирами?
– Когда нам впервые сказали, что будет детский рейс, мы, конечно, все сильно расстроились, испугались за себя. Но по прошествии первого рейса мы поняли, что получили заряд бодрости, энергии и жизненной силы от детей, которые у нас были, что остались только положительные эмоции. На таком уникальном судне побывать в такой уникальной точке нашей планеты мало кому удаётся. На Северном полюсе людей было меньше, чем на Эвересте. И это очень хорошо, что вы проводите такие конкурсы.

Автор: Михаил Буторин

Читайте также

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться