В Сирию доставили икону, написанную вятским мастером

Чепчанин Константин Шатков написал «Икону Дамасских святых» в качестве своего дипломного проекта.

Дмитрий Злобин

В конце апреля святыню доставила в Сирию организация «Боевое братство». Икона была передана епископу Дарайскому Муссе. Её разместят в восстанавливаемом монастыре равноапостольной Феклы (в пригороде Дамаска), который недавно был освобождён от террористов. О создании иконы «Первоисточник» пообщался с мастером во время встречи в Кирово-Чепецком Всехсвятском храме.

– Константин, расскажите об этой иконе. 
– Это была творческая задумка, социальный проект, когда я был студентом Московской духовной академии. Во время начала военных действий в Сирии мы решили что-то сделать от себя. Был организован сбор денег, потому что материалы дорогостоящие: и доска, и золото, и левкас, и киот. Перед тем, как икона Дамасских святых отправилась в Сирию, было немало трудностей и проблем. Место, где оказалась икона, достаточно знаковое. Этот монастырь был захвачен игиловцами (организация запрещена на территории РФ) и разграблен. На самом деле, я даже не знаю реакцию сирийцев. Не известно понравилась икона им или нет. 

– Как вы стали иконописцем? 
– Выгляните в окно: напротив храма моя художественная школа, где я учился пять лет. Потом был бурный период воцерковления. Пять лет жил в монастыре Владимирской иконы Божией Матери, что в небольшом Вятском селе Пиксур, Даровского района. Когда закончился монастырский период, я вернулся в город, и встал вопрос чем заниматься дальше. Валерий Афанасьевич Верстаков – мой преподаватель, занимался росписью алтаря в Всехсвятском храме, и я начал ему помогать. У меня даже не было мыслей поступать в Московскую духовную академию. Однако я встретил иеромонаха из Троице-Сергиевой лавры, который сказал мне: поступай в духовную школу в Москве, я помогу тебе. Я решил подать документы и как-то с первого раза поступил. Лавровская школа – это самая сильная школа в направлении традиционная иконопись, и я благодарен Богу, что я туда попал и отучился пять лет. 

– Что помогает вам творить? 
– Отвечу просто – это навыки полученные в школе. Потому что без профессиональных навыков к иконописи приступать бесполезно и даже нежелательно. Это отличается от академической живописи. А если брать что-то поглубже и пытаться что-то анализировать – оригинальничать не буду – это вера. Потому икона тесно вплетена в православие и разделить их невозможно. Вера органично помогает и воодушевляет приступать к тем или иным работам. 

– Расскажите о вашей семье. 
– Я родился в городе Челябинск. Сознательные годы провёл на Вятке в городе Кирово-Чепецке, куда переехала семья. Я могу поблагодарить своих родителей Олега и Надежду. Потому что мама у меня человек очень творческий – она известна чепчанам своими куклами и преподаёт в Воскресной школе Всехсвятского собора. Папа не менее творческий человек – Олег Петрович Шатков известный в городе прозаик, поэт и бард. В Кирово-Чепецке возглавляет клуб «Поиск». Думаю, что именно благодаря родителям во мне пробилась эта творческая жилка. 

– Заметила у вас травма безымянного пальца. 
– На станке потерял в 23 года. Это мне не мешает абсолютно. У моего преподавателя правой руки нет. В детстве он потерял её и ему пришлось переучиваться на левую. Мой повреждённый палец ничто по сравнению с потерей руки учителя. 

– Над чем сейчас работаете? 
– У меня вот только небольшой экскиз. Сейчас я делаю планшет. Мне нужно изобразить Глинских Святых. На Украине есть такая Глинская пустынь там 16 старцев. Этот заказ пришёл из Москвы. Они как раз увидели в интернете икону Дамасских святых и связались со мной по следам этой иконы и предложили заняться собором Глинских святых. Работу нужно сделать до сентября.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться