Федор Лугинин: Мифы и правда о городских округах

960

В правительстве Кировской области создана рабочая группа с целью проработки вопросов о преобразовании ряда муниципальных районов в городские округа. Ее возглавили заместитель губернатора Андрей Плитко и министр внутренней и информационной политики Николай Коев. Созданию рабочей группы предшествовала активная агитационно-пропагандистская кампания, организованная сотрудниками того же министерства, в результате которой, по словам организаторов, главы пяти районов выступили с инициативой объединения сельских поселений в единое «городское» целое. Большинство из них и сегодня продолжает выступать от имени населения, несмотря на то, что ни публичные слушания, ни сельские сходы ни тем более референдумы, по большому счету, нигде не проводились. Своим мнением о предстоящей административно-территориальной реформе делится председатель Совета Кировского регионального отделения партии «Родина» Федор Лугинин.

- Федор Васильевич, буквально на днях депутаты районных Дум, Богородской и Санчурской, выразили диаметрально противоположное отношение к созданию городских округов на своих сельских территориях. В Богородском районе проголосовали ПРОТИВ, в Санчурском – ЗА. Почему так, как Вы думаете?

- Начнем с того, что, скорее всего, и богородчане вынуждены будут поменять свое решение, так как перед руководством района в лице его главы Василия Ситникова поставлена четкая задача - любым способом продавить данный вопрос. Очевидно, состоится еще одно заседание Думы, где уже соберутся не 9 из 15 депутатов, а больше, так и наберут необходимые 8 голосов «для принятия положительного решения». Что же касается Санчурска, то никаким общественным мнением там и пахнет, наоборот, оттуда, как и из Орлова, продолжают поступать тревожные сигналы. Люди находятся в полном неведении, что, почему и зачем делается. Как лидеру политической партии, эти вопросы задают мне лично и по телефону. И я вынужден отвечать, что руководство муниципальных образований выступает от их имени и по согласованию с областной властью.

- А лично Вы выезжали на места, встречались, разговаривали с людьми? Что думают в деревнях и селах об инициативе районных глав и насаждаемой сверху реформе?

- О какой инициативе с мест Вы говорите, если главы районов и, тем более, депутаты сами толком не понимают, о чем идет речь? Чистой воды миф! Об этом мне говорили и в Богородском, и в Котельничском, и в Унинском, и в Куменском, и в том же Санчурском, и других районах. Цитируя главных организаторов и «убежденных» подвижников идеи объединения министра информполитики Николая Коева, его зама Андрея Лучинина и иже с ними председателя Ассоциации муниципальных образований области Татьяну Телицину, все, как в дурмане, твердят об одном и том же: об экономии и последующей консолидации бюджетных средств в «одних руках», сокращении управленческого аппарата и депутатского корпуса, что, по словам действительных инициаторов реформы, непременно повысит уровень оперативности решения вопросов управления объединенной территорией, а также доступности и качества услуг. Абсурд! Все это мы уже проходили, подобные процессы оптимизации приводили лишь к разрухе и разорению.

- То есть данная тема для Вас не нова, и Вы глубоко убеждены в нецелесообразности преобразования сельских районов в городские округа?

- Сама по себе формулировка звучит диковато, не правда ли? Где – деревня, и где – город?! Поэтапное объединение поселений в единое целое, естественно, с ликвидацией всех органов управления на местах, в том числе и депутатского корпуса сельских и районных Дум, приведет к окончательному обнищанию населения и упадку жизнедеятельности. Кстати, об этом сегодня в открытую говорят областные депутаты, и не только от КПРФ и ЛДПР, но и единороссы.

Справедливости ради, развеем еще один миф. Лучинин, Телицина и вдохновленные ими главы в один голос восхищаются примером города Губаха Пермского края, где преобразования «уже прошли и принесли свой положительный эффект». Об это мне говорил, например, глава Богородского района Ситников. Но, позвольте, отличительной чертой Губахи является достаточно высокая степень концентрации хозяйства и населения на сравнительно небольшой территории, где промышленные и жилые зоны почти непрерывно сменяют друг друга на протяжении всего 25 километров вдоль оживленной автомагистрали и железной дороги. Там проживает более 35 тысяч человек, и только в городе – более 20 тысяч. Губаха – город шахтеров и химиков, где есть крупные промышленные предприятия, гидроэлектростанция и т.д. Разве его проблематика сопоставима с проблематикой Лебяжья, Уней, Богородского, как, впрочем, и Орлова, и Санчурска? При этом в администрации Губахинского городского округа числится около 120 специалистов, и почти 50 дополнительных вакансий остаются открытыми! Так и хочется спросить господ «организаторов» и «инициаторов» реформы, куда и зачем они ездили за бюджетные деньги? Кстати, в пяти километрах от Новой Губахи есть Старая Губаха, своего рода зона отчуждения или «город отчаявшихся и обманутых», как его называют пользователи сети. Некогда процветавший угольный центр обезлюдел в середине 90-х. Жизнь едва теплится и в депрессивном Кизеле и заброшенном поселке Юбилейный, что также входят в состав городского округа и находятся неподалеку от центра.

- Федор Васильевич, а не связана ли, на Ваш взгляд, новая волна оптимизации поселений с упорными слухами о слиянии Кировской области с какой-нибудь соседней – областью или республикой, о чем писали СМИ еще в период первого губернаторского срока Никиты Белых?

- Знаете, эти слухи и сегодня небеспочвенны. Экономика большинства приграничных районов уже давно не работает на область: лес, молоко, иное сырье уходит за ее пределы. Вопросы присоединения отдельных территорий к другим регионам обсуждаются в Яранске, Вятских Полянах, Советске, Афанасьево… Называется и основная причина - слабая экономика региона, который не может и уже вряд ли сможет существовать самостоятельно, и неэффективное управление. Помнится, в Интернете даже обсуждали, к кому выгоднее присоединиться: к Марий-Эл или Татарии. Я думаю, процессы внутренних «присоединений-объединений» можно с небольшой натяжкой отнести к общей концепции лишения региона статуса самостоятельной административно-территориальной единицы.

- Как Вы считаете, может ли общественность повлиять на ход развития событий, сказать свое реальное «да» или «нет» реформе, которую предлагает власть?

- В Кировской области все директивы сверху, как правило, реализуются, не мытьем, так катаньем. Население в общей массе пассивно. Как сказал один сельский депутат, мне, мол, что объединение, что разъединение, живу в своем доме, дрова есть на зиму, что еще надо… Потому у нас и явка на выборах стремится к нулю, потому и публичные слушания, и сходы по жизненно важным вопросам проходят при минимальном участии граждан. В свое время, 9 лет назад, я работал в Богородском районе, руководил партийной организацией ЕР, и мы пытались жестко воспрепятствовать самоуправству бывшего главы, который также выступал с инициативой по объединению всех сельских поселений в единое сельское поселение. Объявили ему выговор, потом он ушел со своего поста. А потом на его место пришел исполняющий обязанности и успешно завершил дело предшественника… В результате шесть сельских поселений были объединены в одно.

-… И что, жить лучше стали люди, богаче, счастливее?

- Не вижу повода для иронии… Лучше послушайте, что говорят сегодняшние главы оставшихся поселений, их прямая речь - в открытом доступе, на страницах районной печати. Не сомневаясь в неизбежности территориальной оптимизации, они развеивают еще один миф о счастливом будущем, которое сулят им областные чиновники. Так, глава Богородского городского поселения Николай Рылов напоминает, что объединение поселений мы уже проходили, но сэкономленных денег так и не увидели; и задается вопросом, не лишимся ли мы их снова? Согласен с ним и глава Ошланского сельского поселения Павел Медведев, предлагая максимально учесть опыт реорганизации сельских поселений, проанализировать все плюсы и минусы. И для него, как руководителя, финансовая составляющая имеет большое значение. Любую реформу можно провести в пользу жителей, а можно во вред, считает Медведев. Действительно – надо только узнать у самих жителей, что они обо всем этом думают.

В свое время мы досконально изучали общественное мнение. Встречались с главами сельских поселений, депутатами, простыми людьми. Не буду называть фамилии, но приведу их слова, прозвучавшие в местной прессе:

«Если в Богородском районе, в городском и сельских поселениях практически отсутствует реальный сектор экономики, то путь, получается, один - к оптимизации, объединению, укрупнению сельских поселений, районов? Но, в чем виноваты тысячи и тысячи сельских жителей, которые вдруг стали жить на «экономически неэффективной территории», в депрессивном регионе? Почему они должны прозябать в убогих социальных условиях, едва сводя концы с концами при нищенской заработной плате и сидя без работы, в то время как в нашей стране достаточно богатств - нефти, газа, золота и пр., чтобы везде люди жили достойно!»;

«Вот сейчас снова поднимают тему объединения сельских поселений. А ведь ничего не выйдет из этого, эффекта не будет. Сократятся, скажем, управленческие должности. Экономически это, может, и выгодно, но для людей – большой вопрос… Власть должна быть ближе к народу, а тут территориальная отдаленность принесет только отрицательные проблемы. Помимо того, что масса народу потеряет рабочие места, до руководства будет не добраться, эффективность управления упадёт, школы окончательно опустеют, никому ненужные здания и сооружения развалятся»;

«Целесообразность в объединении, может, и имеется, однозначно, слабым поселениям самостоятельность не нужна. Но крепкие-то еще могут побороться за свое место под солнцем! И, другой момент, кто принимает решение об объединении? Почему вся ответственность возложена на депутатов? Решение должно приниматься всенародно!»;

«Власть должна работать на местах, ближе к народу. На селе все на виду и все рядом, многие вопросы можно решить оперативно, тем более пожилым людям, которым не всякий раз бывает с руки выбраться в райцентр».

Достаточно? С тех пор НИЧЕГО не изменилось. Как сказал один уважаемый депутат Законодательного Собрания области: ««На месте главы района я никогда бы не взял такой грех на душу, кого потом люди проклинать будут?»

- Не потому ли в органах местного самоуправления наблюдается своего рода «кадровый голод»? Один за другим – добровольно или по принуждению – складывают полномочия главы районов, сельских поселений. Такое ощущение, что мы находимся на пороге тотального безвластия в пределах богатейшей ресурсами территории.

- Не хотелось бы делать поспешные выводы. Ясно одно, сегодня нет прямого четкого ответа, какова будет новая модель власти в случае осуществления реформы последней на местах. Но очевидно, без денег, без развития экономики ни одна ветвь власти на любом уровне не сможет исполнять свои задачи. Вернусь к Богородскому району, где уже несколько лет эффективно работает инвестор из Кумен – СПК «Красное Знамя» во главе с депутатом Заксобрания Владимиром Шулаевым. По сути – частник обрабатывает земли, производит сельхозпродукцию, строит фермы, жилье, за что получает бюджетные дотации. В Рождественском, Хорошах, Ошлани появились новые рабочие места, оживилась соцсфера. Села и деревни возрождаются! Не пора ли им возвращать территориальную самостоятельность, а не лишать перспективы? Ведь в недалеком будущем с ликвидацией Ошланского сельского поселения некому будет распределять на местах и без того скудные бюджетные средства.

И только из вышесказанного следует, что нам необходима не надуманная административно–территориальная реформа, а НОВАЯ программа поддержки малых сельских поселений по образу и подобию разработанных и действующих в соседних регионах. Вот, съездили наши главы в пермскую Губаху, о которой я уже говорил, вернулись окрыленные, а почему бы, собственно, не посетить соседние регионы – Марий-Эл, Чувашию, Мордовию, - где села и деревни процветают и развиваются и во многом благодаря грамотному взаимодействию муниципальной районной и поселковой властей? Или в Орловскую область, где данный проект «с успехом» провалился, и были определены иные ориентиры на развитие экономики?!

- И все-таки, в заключение, есть надежда на то, что рабочая группа во главе с заместителем губернатора Плитко отнесется к проработке вопросов непредвзято, учтет рекомендации оппонентов?

- Андрей Геннадьевич – профессионал высшей категории, насколько я знаю, для него характерно глубоко вникать в суть вопроса и контролировать ситуацию. Примерно в один и тот же период мы работали помощниками членов Совета Федерации Федерального Собрания РФ, но, к сожалению, не пересекались. Однако у нас остались общие знакомые в Софеде, например, в экспертно-консультативном совете при комитете по бюджету, которые придерживаются достаточно высокого мнения о профессионализме господина Плитко. Поэтому, вполне возможно, политика манипулирования общественным мнением, которую практикует ведомство Николая Коева, не оправдает ожиданий реформаторов, на сегодня постоянно находящихся в поле зрения заместителя председателя правительства области. Поживем – увидим.

По материалам пресс-службы КРО ВРП «Родина»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ