Ольга Южакова: Не нужно бояться заикания

Логопед-заиколог рассказала о взаимосвязи мелкой и крупной моторики, методах работы с заиканиями, а также дала несколько советов родителям, чьи дети столкнулись с нарушениями речи.

Первоисточник

Мы охотились на льва, не боимся мы его
У нас огроооомное ружье: вжик-вжик
И калёный меч!

Вот такую незатейливую песенку громко пел мальчик, которого я встретил на входе в Вятский центр патологии речи.

Если честно, сперва я подумал, что мальчик просто рад окончанию занятия и от удовольствия повторяет выученный в детском саду стишок. «Все, что здесь произносится, имеет свой смысл. Просто так мы ничего не делаем», - поясняет мне Ольга Южакова, логопед-заиколог, на разговор с которой я и приехал на Ленина, 164, корпус 5.

- Игра про льва объединяет в себе мелкую моторику и речь, здесь и ритмизация, и дыхание, и, конечно, выразительность. На словах «Мы охотились на льва» мы с ребятами изображаем когти льва (здесь Ольга показывает те самые когти, одновременно немного растягивая слово «охооотились»), на словах «У нас огромное ружье» - достаём из-за спины воображаемое ружье. Сочетаем мелкую и крупную моторику. Каждое слово мы сопровождаем движением и сменой движения.

- А чем занимается ваш центр?
- Наш центр занимается коррекцией заикания. Начиная со звукопроизношения, запуска и активизации речи и заканчивая заиканием у детей, как одним из нарушений речи.

- Как понять, что ребенок заикается и как его вылечить?
- Общее определение заикания — это темпо-ритмическое нарушение речи, которое характеризуется судорожным состоянием речевого аппарата. Но судороги бывают разные. Только известный психиатр Иван Алексеевич Сикорский выделял более 16 видов — и голосовые, и судороги дыхательного аппарата, и артикуляционные судороги. Но если говорить проще, заикание — это повторы речи, которые сопровождаются каким-то напряжением, ведь судорога — это мышечное напряжение. И в случае с заиканием идет напряжение речевого аппарата. И речь идет о напряжении не только рта, но и гортани.

- Есть какие-то степени различия заикания?
- Обычно различают три степени заикания. Легкая — когда присутствует запинка на некоторых словах и некоторых звуках. Если ничего не делать, все усугубляется. Средняя и тяжелая степени определяются количеством и длительностью судорог, а также наличием сопутствующих движений, наличием эмбол, то есть слов, которые помогают объясниться с собеседником и заканчивая логоневрозом, то есть боязнью, то есть фобией говорить. Это уже тяжелая степень заикания.

- Много детей приходит в центр? Какого они возраста и насколько серьезно может быть запущен процесс заикания?
- К нам приходят не только дети. Встречается и заикание у взрослых. У нас есть два курса — дошкольный и школьный. В рамках школьного курса мы и проводим коррекцию заикания со взрослыми. Мы берем дошкольников от 4 лет, поскольку в курсе присутствует немалая речевая нагрузка и необходимо, чтобы ребенок разговаривал, ощущал себя в пространстве. И смог выдержать занятия. Дошкольники занимаются 4 часа. Занятия каждый день с одним выходным. Интенсив длится 12 дней. К курсу прилагаются «домашние задания», поэтому нагрузка достаточно серьезная.

- Из чего вообще состоит занятие?
- Мы прорабатываем все сферы, которые нам нужны. Начинаем с дыхания, потом переходим на артикуляционную гимнастику, далее — на пальчиковую. Дальше мы занимаемся мягким включением голоса в речь, потом — отработкой длительности выдоха и длительности слитности речи на счете и на скороговорках. Есть в методике и массажные элементы. Затем мы прорабатываем выразительность речи. Если дошли до фразовой речи, включаем слова и фразы. Фразы постепенно удлиняются, наращиваются. Затем используем логоритмику, нейрофитнес на ковриках и чтение. При этом мы используем в своей работе педагогические, а не медицинские методы.

- А как родителям определить, что их ребенок заикается?
- Нужно наблюдать за ребенком. В раннем возрасте есть такое понятие, как итерация. Это физиологические запинки, которые бывают в раннем возрасте, когда дети начинают говорить. Они повторяют слова полностью. Но итерация отличается от заикания. Итерация пройдет сама, без последствий, а если это начальная стадия заикания у детей, лучше ее «отработать» и проконсультироваться у специалиста. Мозг ребенка «пластичен», с ним можно и нужно работать, чтобы все это не вылилось в логоневроз, который возникает в подростковом, школьном возрасте. Тогда возникают психологические моменты — боязнь речи, боязнь выступлений и общения.

- Насколько важно установить заикание в раннем возрасте?
- Нейронные пути в мозге ребенка — новые, они создаются, выполняя определенные движения. Они быстрее, проще и легче формируются. Но нужно помнить, что уровень самоконтроля у ребенка не такой, как у взрослого. У детей развиты зеркальные нейроны. Поэтому на нашем курсе в обязательном порядке присутствуют как родители дошкольников, так и школьников. Наша основная задача в дошкольном курсе — обучить не только ребенка, но и его родителей. Эти 10-12 дней у школьников — это интенсив, который дает основу, базу. А сам курс длится целый год. У нас с родителями расписан план мероприятий, мы в конце интенсива даем им «домашнее задание». Родители каждую неделю высылают нам видеоотчеты и годичный курс продолжатся под нашим контролем.

- Каких результатов удалось добиться лично вам?
- Логопедом-заикологом в Центре я работаю с конца июля. За прошедшие четыре месяца результаты заметны. Многие из них радуют. Но есть взрослые, которые не отправляют отчеты, погрязнув в рутине. Сложно, когда у людей нет мотива. Но если он есть... Приведу пример. Со мной занималась девушка. У нее была судорога дыхательного характера. Она переехала в Киров, поступила в институт, у нее новое окружение. Если раньше ее все понимали, принимали, знали и относились к этому лояльно, и ее все устраивало. То переехав в Киров, все изменилось — новое окружение. И ей надо! Чтобы учиться в ВУЗе, нужны совершенно другие темпы речи, не такие, как в школе. Конечно, все ее понимают. Но здесь уже никто долго смотреть на тебя и ждать твоего ответа не будет. Вот у девушки есть мотивация, она каждую неделю присылает отчеты, которые меня радуют.

- А как правильно называется то, чем вы занимаетесь?
- Я — логопед-заиколог. Когда я проходила обучение логопедии в университете, нам всем давали задания по нарушениям речи, в том числе заикания. Дополнительно я училась у Натальи Геннадьевны Шутовой ее авторскому курсу. Методик работы с заиканием достаточно много. Я выбрала ее курс, ее личную разработку. Я уже говорила, что этот курс коррекции заикания рассчитан на год. Ее курс адаптирован под наш современный мир с его невозможностью быть оторванным от социума. В классике работы с заиканием рекомендуется соблюдать режим молчания целый месяц, потом идет переход на шепотную речь и так далее. Курс Шутовой уходит от этого момента. Если брать дошкольников, то у них в этот период формируется речь и это важный, сензитивный для развития речи период. Речь должна развиваться, пополняться, формироваться, слой за слоем, состав, словообразование. Дети познают мир опосредованно, через речь. Дети спрашивают, узнают особенности этого мира. И если лишать их такой возможности и заставлять молчать целый месяц, это определенный стресс. А стресс отражается на нервной системе. А заикание априори подразумевает слабую нервную систему. Да и немногие родители могут позволить себе на месяц куда-то уехать, молчать, а потом еще месяц говорить шепотом. Поэтому курс Натальи Шутовой, на мой взгляд, наиболее оптимальный. Методика достаточно подходящая, ее реально использовать.

- Ее можно назвать адаптированной под социальную жизнь?
- Да, вполне. Мы рекомендуем родителям после нашего интенсива первые три месяца не водить ребенка на мероприятия, дополнительные кружки, особенной групповые занятия, может даже отказаться на время от посещения детского сада. Чтобы ребенок смог уложить в подсознании ту базу, которую он у нас получил. Чтобы ребенок перестал думать о том, что ему надо здесь вдохнуть, потом правильно включить голос, как сартикулировать темп и ритм.

- Заикания могут передаваться по наследству?
- Наследственные факторы есть. В моей практике, например, есть случаи, когда на курсы приходят и дети, и их родители. У них получается «два в одном» - проходят два курса одновременно.

- Какие интенсивы более эффективны — групповые или одиночные? И можно ли их вообще сравнивать?
- Практика показывает, что занятия в группе более эффективные. Это и социализация, и соревновательный эффект, и навык общения, плюс психологическая поддержка, такой месседж, что ты — не один.

- С кем сложнее заниматься? С дошкольниками, школьниками или взрослыми?
- Когда я училась на логопеда-заиколога, на курсе была школьная программа. Сейчас у меня идет второй курс дошкольников. Мне сложнее переключиться со школьников, когда все упражнения ты делаешь в темпе на дошкольников, которым больше нужна игра. И здесь главное не переиграть. Наш интенсив достаточно подвижный, ребята не сидят по 4 часа. Здесь присутствует и нейрогимнастика, и логоритмика, она вообще присутствует на всех этапах - и в артикуляционной гимнастике, и в дыхательных упражнениях. Мы занимаемся на фитболах, играем в настольные игры. Процесс достаточно динамичный. На интенсивах делаем упор на логопедические и коррекционные методы.

- Из личных наблюдений — 80% вашего кабинета устланы ковролином и туристическими ковриками, то есть отданы под игровую зону. Остальную площадь занимает шкаф с книгами и игрушками, а также столы. Получается, бОльший упор вы делаете именно на игру?
- Не столько на игру, сколько на активности, чтобы движения совпадали с речью и чтобы мы их ритмизировали. Все начинается с движения. Речь — это тоже самое движение. И когда у нас есть какие-то проблемы с движением мелкой моторики, значит и крупная моторика может быть не совсем хороша, или они могут быть не синхронизированны. Да, курс предполагает активную, подвижную деятельность. А за столом мы делаем артикуляционную гимнастику, пальчиковую гимнастику. И в конце занятия читаем.

- Можно ли вылечиться от заикания на 100%? И есть ли вероятность его рецидива?
- Избавиться — можно. Наталья Геннадьевна Шутова тому пример. Она сама в детстве заикалась. Стопроцентной гарантии избавления от заикания дать сложно. Сами заикания делятся на два вида — неврозоподобные заикания и невротические заикания . Так вот, если форма заикания невротическая, то вероятность полностью избавиться от него выше. Там работать проще, нет «органической подоплеки». В случае с неврозоподобными заиканиями всегда рука об руку идет «органика», а к работе должны подключаться неврологи.

- Что вы имеете в виду под термином «органика»?
- Органические нарушения, связанные с деятельностью мозга и нервной системы. Там бывает много причин — сильные гипоксии, например, разные осложнения при родах или тяжелые инфекционные заболевания. С ним работать сложнее, но справиться тоже можно. Что касается рецидивов, то они бывают при обоих видах заикания. Мы уже говорили, что заикания подразумевают под собой слабую нервную систему, а сильные стрессы могут выбить из колеи не только заикающегося человека, а вообще кого угодно. У меня на практике были подобные случаи — у мальчика случился стресс, причем после положительного события. Ему на день рождения подарили много подарков. Видимо, этот факт мальчика так разволновало, что на следующее утро он проснулся и, по словам мамы, «будто мы вообще никуда не ездили». При этом они совсем недавно уехали от нас с хорошей динамикой. Поэтому и советуем родителям соблюдать нейтральную эмоциональную среду.

- Нужно ли в таких случаях проходить курсы для профилактики, чтобы не было нервных срывов и новых заиканий?
- У нас есть поддерживающие занятия. Вместе с родителями мы вспоминаем, вытаскиваем знания из «чулана», актуализируем их. Даже если произошел рецидив, родители присутствуют на занятиях, знают методику, у них записан каждый день. Если мы поем гласные, родители пропевают эти гласные с нами, если мы с детьми дышим, родители занимаются тем же самым. Чтобы они поняли, что проходит ребенок и что от него требовать? В таких случаях мы говорим: «Спокойствие, только спокойствие! Открывайте первый день и начинаете все восстанавливать с самого начала».

Я бы хотела обратиться к родителям — не нужно бояться заикания. Ни у вас, ни у ваших детей. Если родитель тревожится, дети, особенно в дошкольном возрасте, очень сильно это чувствуют. Они могут не говорить, не понимать, в чем дело, но они сильно переживают состояние значимого взрослого. И если родитель в состоянии тревоги, детям это тоже передается. А если родители начинают переносить эту тревогу на вербальный уровень и при ребенке озвучивать свои тревоги, все это складывается в определенный психологический аспект. И тогда ребенок начинается чувствовать себя виноватым — мама и папа начинают тревожиться из-за меня, значит я какой-то не такой. Всем родителям, кто приходит на диагностику, я советую не акцентировать внимания на заикании. По крайней мере, внимания ребенка. Нужно помнить, что все поправимо и заикание — не приговор.

P.S. Закончив беседу с Ольгой Южаковой, поймал себя на мысли, что не могу избавиться от того самого стишка, который услышал при входе в центр. Но теперь на каждой фразе я представляю в голове определенную цепочку движений.

Мы охоооотились на льва, не боииимся мы его
У нас огроооомное ружье: вжик-вжик
И калёный меч!

Беседовал главный редактор «Первоисточника» Антон Погудин

(по методике Шутовой)

Контакты:
Узнать подробнее о курсе по коррекции заикания можно по телефону: 8 (8332) 45-33-60.
г. Киров, ул. Ленина, д. 164, корп. 5.
Тел.: 8 (8332) 45-33-60
Сайт: https://vcosp.ru
ВК: https://vk.com/vcosp
Инст: https://www.instagram.com/vcpr_zaikanie_net/
Лицензия №1698 от 17 марта 2020 г.
Патент №2721301 от 18 мая 2020 г. 

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен

Подписаться